2017-й: надежды, провалы и снова надежды

Уходящий год бы богат на потрясения, наступающий обещает быть круче

2017-й: надежды, провалы и снова надежды

«Год был нелегкий» — этой фразой можно провожать абсолютно любой год, я не припоминаю такого года, про который можно было бы сказать обратное. Уходящий 2017-й— год столетия изменившей мир Великой Октябрьской революции, год долгожданной победы над терроризмом в Сирии, первый год президентства для многих в мире «опасного маргинала» Трампа, год продолжающихся по всему миру волнений, связанных с постепенным крахом глобалистского проекта, год уверенного утверждения России как глобального международного игрока — можно было бы также уверенно назвать годом надежд и разочарований. Но обо всем по порядку.

Главная надежда начала года — конечно, Трамп, его предвыборные обещания, выполнение которых грозило самым грандиозным тектоническим сдвигом в мировой политике со времени окончания Холодной войны. В конце предыдущего года казалось, что мир вот-вот изменится до неузнаваемости. Разочарование. Надеждам не удалось оправдаться. Не сбылись надежды тех, кто верил в победу «Национального фронта» во Франции. Антиглобалистская Франция и антиглобалистская Америка — страшный сон транснационалов — почти как победа коммунистической революции в Германии почти сто лет назад, когда союз Красного Берлина с Красной Москвой едва не воплотил мечты многих романтиков того времени о «мировой революции». Но и этому не суждено было сбыться.

Впрочем, уверенный рост популярности правых и евроскептиков, обозначенный на выборах в Голландии, Германии и особенно — в Австрии, где им удалось войти в правительство — все это говорит о том, что крах глобализма неизбежен, просто не все происходит сразу.

А еще на карте Европы едва не появилось новое государство — независимая Каталония. И как знать, все идет к тому, что еще появится, ведь теряющая рычаги управления евробюрократия, а тем более — власти Испании уже ничего не могут предпринять для того, чтобы остановить процесс, только замедлить…

2017-й: надежды, провалы и снова надежды

А еще мир вновь встал на порог ядерной войны, которую чуть было не развязали эксцентричные американский и северокорейский лидеры. А еще… да много чего еще. Но обо всем по порядку.

Начнем, конечно, с Трампа. Ах, сколько было надежд и ожиданий, сколько было розовых соплей, когда республиканец неожиданно и ошеломительно победил на выборах в ноябре прошлого года. Трамп — наш. Няш-мяш. Особенно от наших экспертов, которые соревновались друг с другом в определении сроков, в которые новый американский лидер договорится обо всем с Москвой, едва ли не разделит с нею мир. Прогнозировалась скорая, едва ли не в первые месяцы его правления отмена санкций и встреча с Путиным в признанном США Крыму.

Определенные основания для этих надежд действительно были, и их давал сам Трамп в своих предвыборных обещаниях, в которых он намекал на признание Крыма, а нормализацию с Россией обещал прямым текстом и однозначно. Реальность оказалась намного суровее.

Намного суровее, чем ожидали скептики и даже сам Трамп, явно растерявшийся, столкнувшись с беспрецедентным в истории давлении истэблишмента на президента. В итоге не только не получилось никакой нормализации, а новая Холодная война, о которой во времена Обамы говорили еще как о перспективе, в кратчайшие сроки стала реальностью, а «русский вопрос» стал одним из основных в американской внутренней повестке дня, причем с силой, небывалой со времен маккартизма.

Вообще-то, у Трампа практически со всеми предвыборными обещаниями получилось хуже, чем никак. А начал он очень многообещающе и с несвойственным новым американским президентам энтузиазмом.

Через три дня после инаугурации Трамп подписывает указ о выходе США из Договора о создании Транстихоокеанского партнерства — одного из любимейших детищ Обамы. Он ведь и обещал это сделать одним из первых шагов. Антиглобалисты по всему миру замерли в томном ожидании. Впрочем, на этом решительный натиск Трампа на транснационалов закончился. Обещанного выхода из НАФТА (североамериканская зона свободной торговли), и прогнозируемого выхода из, правда, пока только планируемого Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства не последовало.

2017-й: надежды, провалы и снова надежды

Вообще, Трамп в ходе предвыборной кампании много пафосных и красивых слов говорил об изменении нынешней торгово-экономической модели мира. Он обещал сделать Америку снова великой, а для этого ему потребовалось бы заменить фактическую власть банкиров и транснациональных корпораций на власть реального сектора, который для начала нужно было вернуть в задыхающуюся от астрономических долгов Америку, в которой те самые транснационалы продолжали обогащаться за счет других стран, вгоняя в долги собственных граждан.

Но это звучало красиво лишь на словах. На практике пока оказалось практически неосуществимым. Сопротивление глобалистов оказалось ошеломительным. Собственно, они еще на этапе выдвижения кандидатов сделали все, чтобы такие люди, как Сандерс или Трамп вообще ни на шаг не приблизились к президентской гонке, а после победы Трампа немедленно принялись «мочить» его «из всех стволов». Один только Сорос публично хвастался, что вложил в «свержение» «самозванца» и «потенциального диктатора» 25 миллионов. Сорос в этой игре, конечно, не пешка, но и не король — за ним стоят более могущественные силы, для которых реализация планов Трампа — самый страшный сон, страшнее даже поднимающейся с колен России.

Так что дальше выхода из ТТП в деле крушения построенного Обамой не пошло.

Не заладилось и с Obamacare, которую Трамп обещал отменить первым делом. Реформа Трампа должна была опять же сделать Америку для американцев, но оказалось, что далеко не все видят величие Америки именно в этом. Конгрессмены несколько раз проваливали голосование по отмене реформы Обамы, не удалось принять даже «урезанную» версию отмены, несмотря на все усилия президента.

Похожая история с иммиграционной политикой, которая стала одним из «коньков» предвыборной кампании Трампа. Указ об ограничении миграции из мусульманских стран был подписан новым президентом США одним из первых, однако прокуроры и судьи различных уровней последовательно блокировали его, что в прямом смысле слова выводило Трампа из себя, он даже был вынужден уволить временного главу минюста и генпрокурора за отказ выполнять указ об ограничении миграции.

После почти года тяжб Верховный суд США все же восстановил действие иммиграционного указа, но его противники дали понять, что эта победа Трампа временная, и что вопрос далеко не закрыт.

Да, кстати, а что там со стеной на границе с Мексикой? Которую Трамп обещал построить за счет Мексики? Ничего?

А как насчет обещания сосредоточить внимание Америки на внутренних делах и перестать вмешиваться в дела других стран, что тоже позволило бы США высвободить много сил для укрепления самой себя? Ну, это особо оценили сирийцы в апреле этого года, я полагаю.

Ну и, конечно, нормализация с Россией — которая, по мнению Трампа, была жизненно необходима Америке, чтобы стать снова великой. Видимо, Трамп забыл, что США — это не его бизнес-империя, что тут, помимо экономики есть еще и политика. И американский догматизм, согласно которому Россия может быть «партнером» (в американском понимании «партнер» и «вассал» — синонимы) только когда она слаба и ни в чем не идет наперекор Америке. А если у России вдруг обнаруживаются собственные интересы, то на уже не «партнер», а «Мордор», «империя зла» и т.д.

Ни о каком признании Крыма, отказе от ручного управления Украиной и передачи этого токсичного актива России, совместной борьбе с международным терроризмом — речи просто не идет. Напротив, все только ухудшается.

На Украине США продолжают закручивать гайки, подталкивая киевские власти к войне — недавно решили официально поставить далеко не «оборонительное» оружие, а ведь даже ярый русофоб Обама на это не решался, несколько раз блокировал соответствующее решение парламента.

А под конец года американские политики один за другим вдруг «вспомнили» о «крымском вопросе», что еще больше отдаляет перспективу нормализации, делая ее вовсе невозможной.

В Сирии — тоже сколько было разговоров о необходимости сотрудничества. В итоге — ничего. А нанеся удар по авиабазе «Шайрат», Трамп буквально воткнул нож в спину всем, кто верил в возможность сотрудничества.

Более того, видя успехи Москвы и Дамаска, Вашингтон делал все, чтобы омрачить картину победы над международным терроризмом, максимально ее оттянув. Они позволяли боевикам беспрепятственно выходить из окруженных городов, перебрасывали их туда, где они могли бы оказать сопротивление сирийской армии. А недавно стало известно, что они и вовсе готовят на своих базах новую «оппозиционную армию», набирая в нее боевиков разгромленного ИГИЛ (организация запрещена в России), победу над которым американцы поспешили приписать себе.

Какая тут, простите, нормализация?

А санкции, которые Трамп обещал отменить?

Ну, вполне возможно, что он этого и впрямь хотел. И, судя по всему, переговоры об этом в его окружении велись. Только в итоге это сильно ударило по самому Трампу, едва не подведя его под импичмент.

Вспомните его первый телефонный разговор с Путиным. Ту самую знаменитую фотографию, где он сидит с телефонной трубкой в руках в окружении своих советников, советующих ему, как выстраивать диалог с Москвой. На этой фотографии изображены глава администрации американского президента Райнс Прибус, вице-президент Майк Пенс, главный советник Стивен Бэннон, директор по коммуникациям Шон Спайсер и советник по нацбезопасности Майкл Флинн.

Где теперь все эти люди? Из всей этой компании на своем посту остался один Пенс. Остальные, не отработав и года, ушли — преимущественно со скандалом. Флинн же и вовсе оказался под следствием как раз за дачу ложных показаний о переговорах по поводу санкций. Также под «маховик» антироссийских репрессий в американском истэблишменте угодили другие соратники Трампа — бывший руководитель предвыборной кампании Пол Манафорт и экс-советник президента по вопросам внешней политики Джордж Пападопулус.

За несколько месяцев Трампу пришлось несколько раз тасовать колоду своего окружения, увольняя из него рационально мыслящих людей и заменяя их, по большей части, пещерными русофобами. Небывалое в истории Америки. Обычно на формирование новой властной команды уходит до полугода, но чтобы президент целый год не мог создать надежную команду — это невиданное в американской истории. Своеобразный рекорд поставил Энтони Скарамуччи, занимавший пост директора Белого дома по коммуникациям всего десять дней!

2017-й: надежды, провалы и снова надежды

С санкциями вышло и трагично, и комично. Вместо их отмены произошло их ужесточение до не снившихся даже Обаме масштабов. Причем, Трамп вынужден был подписать указ о новых санкциях, который запрещал ему их отменять, т.е. фактически лишал исполнительную власть права на ведение внешней политики.

Если при Обаме главной антироссийской темой была «агрессия против Украины», то при Трампе к этому добавилось мифическое «вмешательство» Москвы в американские выборы, ставшее едва ли не центральной темой американской повестки дня в течение всего года и создавшее ситуацию, и которой в США фактически появилась своя Инквизиция с неограниченными полномочиями карать любого заподозренного в «любви» к России, стоящая над государством.

И самое трагикомичное тут в том, что сам Трамп, являющийся главным объектом ее деятельности, вынужден был содействовать ей, увольняя преданных ему людей, успокаивая общественность нелепыми вопросами Путину, а не вмешалась ли Россия и в самом деле в выборы, хотя, казалось бы, кому, как не ему, одержавшему на них победу, хорошо известно, что все эти расследования — циничный фарс, направленный против него лично.

Более того, Трамп пытается инициировать новую гонку вооружений против России (совершенно этого не скрывая), на фоне которой Обама выглядит человеком, реально заслуживающим свою нобелевскую премию мира.

На фоне этого происходит ряд дипломатических скандалов с Москвой. Началось все еще при Обаме, который в конце прошлого года выслал из США 35 российских дипломатов и арестовал российскую дипсобственность. Москва все это время терпела, не желая подставлять Трампа, но подписанный им новый пакет санкций развеял иллюзии и стал спусковым крючком к ответным действиям. В июле российские власти приняли решение ограничить число сотрудников американской дипмиссии, кроме того, американцам запретили пользоваться дачей в Серебряном Бору и двумя складскими помещениями. Американцы отреагировали сразу же, прекратив выдавать визы россиянам везде, кроме Москвы. Уже осенью дипломатическая война продолжилась и снова с подачи США, которые потребовали закрыть торгпредство России в Вашингтоне и генконсульство в Сан-Франциско, устроив на их территории, в нарушение всех международных конвенций, обыски, больше похожие на цирк.

В конце своего первого года Трамп представляет военный бюджет, в котором расходы на борьбу с Россией превышают расходы на борьбу с Северной Кореей, публично пообещавшей уничтожить США. А потом еще и концепцию нацбезопасности, где Китай и Россия — главные враги Америки.

Помните, в начале года многие говорили о том, что Китай теперь будет главным врагом Вашингтона, и Трамп будет даже готов пойти на союз с Москвой против Пекина? Никаких реальных антикитайских шагов предпринято не было, никаких прогнозируемых торговых войн. Единственно — что в упомянутой выше концепции Китай оказался «ревизионистской державой». Наряду с Россией. Видимо Трамп плохо слушал рассматриваемого недавно на роль его советника Генри Киссинджера, который еще в далекие годы предостерегал любой ценой не допускать сближения Китая с Россией.

Америка на нелепые телодвижения и метания Трампа в целом реагировала сдержано, правда, иногда сторонники и противники ценностей, с которыми будущий президент шел на выборы, схлестывались в нешуточных баталиях. Так, например, в августе, в городке Шарлоттсвилле произошли столкновения сторонников враждующих в случившейся в Америке два столетия назад гражданской войне США и КША, которые многие окрестили предтечей будущей гражданской войны в стране между глобалистами и изоляционистами. Обе стороны оказались недовольны реакцией Трампа на случившееся.

Отголоском этого можно считать рекордную по количеству жертв бойню, устроенную в начале октября в Лас-Вегасе. Оказалось, что стрелок был ярым противником Трампа и всех ценностей его избирателей, среди которых, по трагической случайности, оказался кантри-фестиваль.

В отношениях с другими странами Трамп тоже явно не преуспел.

В Европе теперь Америку все меньше и меньше воспринимают в качестве гегемона. Недавно глава немецкого МИД заявил, что Европа должна более уверенно отстаивать свои собственные интересы, а не подстраиваться под Соединённые Штаты, подчеркнув, что те «слабо справляются с ролью всемирно значимой политической силы». Европа даже пошла на первые реальные шаги по созданию собственной армии — правда, пока в форме т.н. «постоянного структурного сотрудничества» (PESCO)

С КНДР едва не случилась война, и напряженность автоматически переходит в повестку дня будущего года. Трудно сказать, что толкнуло Трампа на эскалацию: реальная боязнь северокорейского режима или желание показать свою крутость, но факт остается фактом: проблема была создана буквально на ровном месте и чуть было не привела к большой трагедии для всего человечества.

2017-й: надежды, провалы и снова надежды

На Ближнем Востоке Трамп умудрился переругаться едва ли не со всеми своими союзниками. С той же Турцией, гнев которой вызывал еще Обама поддержкой курдов в Сирии и, главное, поддержкой госпереворота летом прошлого года. При Трампе отношения двух стран еще больше напряглись на фоне углубления сотрудничества Анкары с Москвой и закупок российского вооружения. Дошло до взаимного прекращения выдачи виз. Конфликт хоть и удалось замять, но полноценное восстановление режима произойдет лишь через год.

Эрдоган, кстати, умудрился и с Европой углубить конфликт, проведя референдум о расширении своих полномочий в апреле, что фактически поставило крест на европерспективах Турции. Впрочем, для Анкары отношения с Вашингтоном всегда были важнее, но Трамп их еще больше подорвал своим признанием Иерусалима столицей Израиля.

Даже Саудовская Аравия, куда американский президент совершил свой первый зарубежный визит и подписал оружейный контракт на 100 миллиардов, начала все больше присматриваться к Москве, видя ее успехи в Сирии и понимая ненадежность американских «партнеров».

Саудиты, пытаясь играть роль самостоятельной и ведущей в своем регионе державы, едва не объявили войну еще одному важному союзнику Вашингтона в регионе — Катару, заручившись поддержкой семи других стран. Могло ли такое произойти при сильной и последовательной американской власти? Едва ли. Трамп же не пожелал даже лезть в эти дела, в результате чего все стороны конфликта начали с надеждой смотреть на Россию как на потенциального арбитра, роль которого долгие годы там играли только США.

Последней грандиозной глупостью Трампа стал перенос посольства из Тель-Авива в Иерусалим. Это решение, которого избегали все американские президенты, вне зависимости от партийной принадлежности, более 20 лет из опасений перессориться со всем исламским миром, окончательно убедило сомневающихся не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире в неблагонадежности американского режима.

Что касается Европы. В ЕС изоляционисты тоже не оправдали огромных надежд, возлагаемых на них в конце прошлого года. Главным провалом стало поражение Марин Ле Пен от еще пару лет назад никому не известного Франсуа Макрона. Впрочем, там во многом сыграл наш сценарий 1996 го года и французский же — 2002-го, когда запуганные обыватели голосовали не «за», а «против».

Тем не менее, результаты правых в Голландии (второе место националистической партии Свободы) и особенно в Германии, где считающаяся едва ли не нацистской АдГ смогла занять третье место, вообще впервые пройдя в Бундестаг, что спровоцировало (вкупе с сильной потерей рейтинга нынешней власти) невиданный со времен Второй мировой кризис в стране, которая до сих пор не может договориться о коалиции — говорят о том, что старой Европе придется меняться под веянием новых течений. Или исчезнуть. А вот в Австрии правые и вовсе смогли отыграться за поражение.

Это реальность, которая будет только усиливаться.

Кроме роста евроскептических настроений неизбежен рост сепаратизма. Как в Каталонии, которой силой не дали стать независимой, разве что без танков и бомб обошлось, как на Украине, да и вступиться было некому. Несмотря на силовую попытку разогнать референдум, несмотря на репрессии против каталонских политиков, последние выборы в регионе показали, что идея независимости в умах каталонцев только укрепилась и продолжит укрепляться, в то время, как противопоставить ей Мадриду, кроме полицейских дубинок — нечего.

В Европе до сих пор недоумевают, как такое возможно. И не понимают, что с этим делать. Между тем, им пока не хватает смелости признать собственные ошибки, которые привели к нынешней ситуации. А она будет ухудшаться. И проблемы, которые Евросоюз несет в будущий год, все те же, главные из них — терроризм и миграционный кризис.

Вспомним, сколько было терактов в уходящем году. В одной только Великобритании три (на Вестминстерском мосту, на Лондонском мосту, на стадионе «Манчестер Арена») в течение всего трех месяцев. Всего погибло 35 человек. В Каталонии два наезда на людей в один день, общее число погибших — 16 человек. Каждый год одно и то же, и никаких выводов со стороны властей. Выводы делают только избиратели, голосуя все больше за популистов и правых.

В России тоже случаются теракты. Самый кровавый случился в питерском метро в апреле, унеся жизни 15 человек. На дня в том же городе снова произошел взрыв — в супермаркете и на сей раз — обошлось без жертв.

Но единичные удачные атаки террористов — капля в море в сравнении с числом предотвращенных терактов.

По сообщению директора ФСБ, в 2017 г. было предотвращено 61 преступление террористической направленности, в том числе 18 терактов, задержано более 1000 боевиков, 78 ликвидированы. По словам главы спецслужбы, после освобождения территории Сирии лидеры и боевики запрещенного в России ИГИЛ «вынуждены искать способы продолжения террористической деятельности на территориях других государств, включая Россию».

Значит, не зря мы приходили в Сирию. И да, разгром ИГИЛ, в который еще два года назад мало кто верил — свершившийся факт, пожалуй, главное достижение года. Конечно, боевики еще продолжат портить нервы всему миру, рассредоточившись по другим «горячим точкам» — Ливии, Афганистану, Египту, но осиное гнездо прекратило свое существование.

В Сирии, конечно, предстоит долгий и трудный процесс нормализации, но главное сделано — Сирию не удалось превратить в цитадель мирового терроризма. И я уверен, при посредничестве России, Ирана и Турции — альянса, который тоже еще два года назад казался невозможным, а сегодня заявил о себе как о едва ли не самой серьезной силе в регионе, удастся отыскать пути политического урегулирования. Как до этого удалось найти пути урегулирования военного. И все возрастающая роль Москвы на Ближнем Востоке еще поможет урегулировать не один конфликт, подтвердив статус арбитра международного уровня.

«Возрождение» России, кстати, признал сегодня глава Госдепа Рекс Тиллерсон. Добавив, разумеется, традиционные мантры об «оккупации» Украины и Грузии. Ну, не готова Америка принять свершившийся факт. Понять готова, принять и признать — нет.

Впрочем, нас это уже не особо интересует, так как мы поняли, что добиться от США конструктива не получится в ближайшие, судя по всему, десятилетия. Будут дальнейшие попытки ставить нам палки в колеса в Сирии под разговоры о необходимости сотрудничества в борьбе с терроризмом и приписывание себе побед над ним. Будут попытки дестабилизировать ситуацию в Донбассе, вынуждая Порошенко через угрозу нового «Майдана» и принятие откровенно провокационных законов типа «закона о реинтеграции» признать новую войну единственным способом сохранить власть. Все это может привести к резкой эскалации и окончательному срыву минского процесса уже весной наступающего года.

Американцы уже окончательно похоронили «Минск», приняв решение поставлять оружие киевским террористам. Спецпредставитель США назвал уходящий год самым кровавым в Донбассе. Как бы через 12 месяцев нам не пришлось вспоминать его как «относительно спокойный» и «мирный».

И все же хотелось бы верить в лучшее. Состоявшийся под конец декабря обмен пленными, ставший самым крупным с 2014-го года, который уже окрестили единственным выполненным положением «Минска», дает определенную надежду на то, что удастся «продавить» выполнение и остальных. Позиция России по миротворцам остается непреклонной, и если план Москвы удастся все же реализовать — это будет реальный сдвиг с мертвой точки.

Наконец, в той же Сирии созванный по инициативе Москвы Конгресс национального диалога дает надежду на то, что полное урегулирование в этой стране возможно.

А если есть хотя бы маленькая надежда, значит, что в наступающем году предстоит очень много работы, не меньше, чем было в уходящем. И результаты этой работы реальны, подкреплены реальными достижениями. В отличие от хвастливых заявлений США о несуществующих в реальности перемогах…

Новости mirtesen.ru

Загрузка…

Добавить комментарий