Минские соглашения: близкая смерть или существование в видоизмененном формате

Впервые тема выборов в республиках ДНР и ЛНР, как действия, вступающего в противоречие с Минскими соглашениями, появилась тогда, когда в Донецке и Луганске некие общественники выступили с инициативой перенести выборную кампанию на год

Минские соглашения: близкая смерть или существование в видоизмененном формате

Тогда из Москвы и прозвучало неофициальное разъяснение, что российская сторона хотела бы избежать обвинений в том, что она так или иначе способствует срыву договоренностей. Дело в том, что порядок действий, зафиксированный в Комплексе мер по выполнению Минска предполагает, что выборы на территории особых районов Донецкой и Луганской областей могут пройти лишь после принятия Верховной Радой целого ряда законов, в том числе и конституционных. Так что формально нарушение действительно имело бы место, несмотря на то, что всем давно известно — Рада намертво заблокировала минский процесс на видимую перспективу.

После убийства главы ДНР Александра Захарченко стало понятным, что минский формат, хотя и Москва, и Париж, и Берлин заявили, что они все так же привержены мирному урегулированию на выработанной основе, трещит по швам. Выборы стали насущной необходимостью, поскольку в условиях безвластия воюющие территории существовать просто не могут. Вспомним хотя бы 2014 год и сопутствовавшую ему махновщину и бандитизм. И вот дата голосования и в ДНР, и в ЛНР названа. От оценки этого события в значительной степени будет зависеть политический расклад вокруг конфликта на Украине.

О недопустимости выборов накануне поведал спецпредставитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер, объяснивший, наконец, в чем суть минских договоренностей. По его словам, цель соглашений — это ликвидация незаконных сепаратистских образований и возвращение их под юрисдикцию Украины. Поэтому любое закрепление административных процедур, направленных на обеспечение функционирования незаконной структуры управления, противоречии самой сути минского процесса. Крайне радикальные подходы Волкера, неоднократно заявлявшего, что никакой субъектности у республик нет и быть не может, хорошо известны. Однако моментами казалось, что он выражает не столько точку зрения внешнеполитического ведомства Америки, сколько представляет свой собственный, довольно причудливый взгляд на вещи.

Но сегодня с похожими утверждениями выступила спикер Госдепа Хизер Нойерт, из чего стало ясно, что Вашингтон, во-первых, начал уделять теме украинского конфликта повышенное внимание, во-вторых, он занял по этому вопросу максимально враждебную по отношению к Москве позицию. В заявлении, опубликованном на сайте Госдепа, говорится следующее: «С учетом постоянного контроля со стороны Российской Федерации над этими территориями, выборы, проводимые там, невозможны и грубо противоречат обязательствам России в соответствии с Минскими соглашениями».

Имеется в виду вот что: ответственность за происходящее в ДНР и ЛНР американцы полностью возлагают на Москву, считая в полном соответствии с украинской официальной позицией, что местные власти — это всего лишь «временные окуппационные администрации», полностью подконтрольные Кремлю. Следовательно, это не республики проводят выборы, а сама Россия разгоняет «фальшивые», как сказано в заявлении, процедуры.

Еще один аргумент, не слишком выдерживающий критику, привела Нойер на своем брифинге. « У так называемых «народных республик», созданных Россией, — заявила она, — нет места в украинском конституционном порядке». Кто бы подсказал госпоже спикеру, что Североамериканские штаты точно также никакими правоустанавливающими документами Британской империи (конституция у нее отсутствует) также не были предусмотрены.

Нынешняя коллизия может иметь своим результатом серьезную коррекцию минского формата, который в данный момент завис в воздухе по нескольким причинам.

Выборы пройдут только в ноябре. А уже в начале октября истекает закон об особом статусе Донбасса, который является основой переговорного процесса. Без этого правового акта, предусматривающего особый порядок в ОРДЛО, Минские соглашения существовать в принципе не могут. Однако очень велика вероятность, что его действие не будет продлено, несмотря на призывы ОБСЕ и того же Курта Волкера. Вот как высказалась на эту тему представитель Украины в гуманитарной подгруппе на минских переговорах Ирина Геращенко: «Кремль ожидает (небезосновательно), что Рада в пылу предвыборных баталий уже не сможет пролонгировать закон, поэтому именно Украину обвинят в срыве политического блока и друзья Кремля в ЕС, мечтающие об отмене санкций, получат железобетонный аргумент».

«Небезосновательно» — это очень аккуратное определение. Действие закона не будет продлено по причине углубляющегося политического противостояния почти со стопроцентной вероятностью. На этом фоне все проблемы, связанные с проведением выборов, меркнут, поскольку если выборы — это жизненная необходимость для республик (и на самом деле это все хорошо понимают), они лишь формально выбиваются из логики соглашений, то отказ пролонгировать закон об особом статусе — это демонстративная отмена во весь рост, умышленный разрыв (назовите, как хотите) всех договоренностей.

Париж и Берлин пока не выразили своего отношения к выборам в республиках, но судя по некоторым заявлениям, делавшимся пару недель назад, их оценка происходящего окажется куда более мягкой. Сейчас и по этой теме США и Европа играют уже настолько разные партии, что кажется, еще немного и европейские участники Нормандского процесса перейдут полностью на позиции России. А они неизменно строятся на необходимости признания субъектности республик и проведении прямых переговоров между Киевом, Донецком и Луганском.

Что бы не происходило дальше, мы находимся перед близким рубежом, за которым Минские соглашения могут перестать существовать. В преддверие этого события Вашингтон предельно ужесточает свою риторику, демонстрируя, что он максимально сблизил свое отношение к конфликту с официальной киевской трактовкой и будет впредь выступать исключительно с обвинительных позиций.

Это сложно, конечно, назвать новостью. Надежды на то, что удастся хоть как-то реанимировать мирное урегулирование и без того были призрачными. Если они окончательно развеются, то закапсулированная ситуация будет расконсервирована и мы увидим какое-то движение: не так важно куда — вперед, назад, в стороны. В условиях четырехлетнего отсутствия каких бы то ни было перспектив любое изменение можно будет считать положительным сдвигом.

Андрей Бабицкий, Ukraina.ru

Добавить комментарий