Председатель ВС РФ: глава парламента КНДР дал высокую оценку состоянию отношений с Россией

Председатель ВС РФ: глава парламента КНДР дал высокую оценку состоянию отношений с РоссиейВячеслав Лебедев © Валерий Шарифулин/ТАСС

Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев в интервью ТАСС рассказал об итогах визита в КНДР, в ходе которого он передал послание ее лидеру Ким Чен Ыну от президента России Владимира Путина и встретился с председателем президиума Верховного народного собрания (парламента) Ким Ён Намом, а также поделился своим впечатлением об интересе корейской стороны к развитию судебной системы в России.

— Какие у вас состоялись встречи в Пхеньяне? Что на них обсуждалось? Какие были обозначены позиции с российской и северокорейской стороны?

— Прежде всего надо сказать, что отношения между Верховным судом Российской Федерации и Центральным судом КНДР длительное время осуществляются в конструктивной, содержательной обстановке. Мы начали сотрудничать еще с начала 2000-х годов. Первый раз я побывал с визитом в Пхеньяне в 2004 году.

Корейская сторона проявляет очень большой интерес к развитию судебной системы в России и внимательно изучает российский опыт.

В Российской Федерации реально работает судебная власть — не просто суд, который рассматривает дела на профессиональном уровне, в разумные сроки, прозрачный, доступный, — у нас суд сегодня имеет статус судебной власти, чего во многих странах нет, даже в тех странах, которые говорят, что там у них вековая демократия и судебная защита. А в России это есть. За небольшой по продолжительности срок нам удалось это создать. Причем не декларативно, а на конституционной основе, на основе закона.

Корейская сторона проявляет очень большой интерес к развитию судебной системы в России и внимательно изучает российский опыт

На уникальный опыт России обращают внимание многие наши зарубежные коллеги. На защищенность судей и на то, что наша судебная власть осуществляет все свои действия на основе хорошей законодательной базы.

Корейские коллеги проявляют очень большой интерес к нашей работе, к судебной практике. Они интересуются всеми направлениями нашей деятельности: и материальной базой, и гарантиями независимости судей, и социальной защитой — у нас все это регламентируется законом.

Представители КНДР участвуют во всех семинарах, которые мы проводим, на всех международных конференциях. Мы относимся к ним с большим уважением и предоставляем всю информацию о нашей деятельности.

В свою очередь, у наших коллег из КНДР мы отмечаем восторженное отношение к российской судебной системе и к нашей стране в целом.

— Был ли какой-то особенный эпизод, который привлек ваше внимание в ходе визита в КНДР?

— Несколько месяцев назад председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко сделала такое предложение: плохо, что у нас в судах обвиняемые во время судебных заседаний находятся за решеткой. Это неправильно, так как человек еще не осужден, а уже находится в «клетке». На мой взгляд, она совершенно правильно поставила этот вопрос.

На эту темуЛидеры КНДР и РФ обменялись телеграммами по случаю 70-летия установления дипотношений

Глава Совета Федерации обратилась в том числе и ко мне за разъяснением, спросила, как я к этому отношусь. Я ей напомнил, что в СССР в судах не было никаких решеток. Был невысокий барьер, за которым стояли стул или скамейка, если обвиняемых было несколько человек. Не было ни наручников, ни клеток. В ответ на мою реакцию Валентина Ивановна тогда сказала, что нам нужно пересмотреть существующую у нас практику.

Как решается этот вопрос, мы увидели во время визита в Пхеньян. В зале заседания Центрального суда КНДР я обратил внимание, что на месте, где обычно находится обвиняемый, есть только небольшой барьер и стоит кресло. Я задал вопрос корейскому коллеге, бывают ли в залах судебных заседаний в КНДР решетки? Он мне ответил, что нет. По его словам, когда еще строилось это здание, Ким Чен Ир пришел посмотреть за ходом строительства, его спросили, нужно ли, как в Европе, установить «клетки» или стеклянные стены, которые называют «аквариумами»? Ким Чен Ир сказал, что никаких клеток и заграждений не нужно. Так и поступили.

Иногда я встречаю в прессе, особенно в западной, предвзятое мнение, что КНДР — «зашоренная страна, где нет демократии». Я считаю, что здесь все нормально. Суд у них действует на тех же началах, что и во всем мире, на тех же принципах. По крайней мере, вы можете сказать, что в КНДР в судах «клеток» нет!

— У вас в Пхеньяне состоялась встреча с руководителем парламента страны Ким Ён Намом. Какие были даны оценки состоянию российско-северокорейских отношений?

— Ким Ён Нам дал высочайшую оценку состоянию отношений России и КНДР. Сказал много хороших слов в отношении российского правосудия и взаимодействия Верховных судов наших стран. Он высоко оценил не только взаимодействие между двумя ветвями власти или двумя судебными системами, но и отношения между нашими странами в целом.

Я передал представителям руководства КНДР приветствие и наилучшие пожелания от президента РФ Владимира Путина. Он знал о нашем визите, мы встречались с президентом накануне поездки. Президент просил меня передать корейской стороне и приветствие, и пожелания, и некоторую информацию, что и было сделано.

— Какие обсуждались конкретные проекты взаимодействия между Верховными судами России и КНДР?

— Мы обсуждали вопросы совершенствования судебной деятельности, это сугубо профессиональные вопросы. В частности, вопросы подготовки и переподготовки судей. В КНДР есть Академия подготовки и переподготовки судей, у нас есть Университет правосудия. В настоящее время прорабатывается вопрос организации обменов между вузами двух стран. Я думаю, в ближайшее время мы обменяемся группами судей, которые пройдут переподготовку в наших университетах.

Беседовал Евгений Агошков

Добавить комментарий