Российский удар санкциями по русофобии

Спустя много месяцев после аналогичных действий Киева, Москва ввела санкции против 68 компаний и 322 украинских чиновников, политиков и бизнесменов. Что произошло и как этому относиться? Понять можно только соединив воедино несколько событий

Российский удар санкциями по русофобии

Не ради денег

С 1 ноября 2018 года все активы попавших под санкции лиц и компаний на территории России будут заморожены, а все деловые связи с ними будут приостановлены.

До сего времени Москва демонстративно показывала всему миру, что она в украинском вопросе готова к диалогу и сотрудничеству. И именно этим объяснялась ее сдержанность на откровенные русофобские выпады со стороны украинского политического бомонда. Но все это игнорировалось со стороны Киева.

Ясно, что не деньги украинских чиновников и фирм являются главной причиной сегодняшнего решения российских властей. Если бы была задача лишить их как можно большего количества средств, то Москва ввела бы санкции сразу вслед за аналогичными действиями Киева.

Список компаний под него подпавший, был бы гораздо шире, и распространялись бы они в первую очередь на критично важные для экономики Украины предприятия. Между тем, знаковых предприятий в этом списке то как раз и нет. А большая часть тех, что попали, принадлежат тем, кто в том или ином виде «отличился» во время событий последних лет. А значит, это больше политический, нежели экономический жест.

Итак отмечаем, введение санкций в отношении украинских чиновников, политиков и бизнесменов, это больше символичный шаг, который показывает, что в украинской партии началась новая «эпоха».

От обороны к наступлению

Да, до конца 2018 года Москва не проводила активной политики на украинском политическом поле. Все ее действия в отношении Киева были призваны стабилизировать ситуацию и это было не случайно.

2014 год во многом застал российское руководство врасплох. По его действиям было видно, что они ситуативны, и являются по сути рефлекторной реакцией на возникший на ее границах кризис, на который она просто не могла не реагировать.

И Крым, и поддержка восставшего против Киева Донбасса, стали не более, чем попыткой минимизировать текущие потери и желанием удержать ситуации под контролем. И Кремлю не без труда, это удалось. Донбасс не был раздавлен, а первые, а затем и вторые Минские соглашения перевели войну в позиционную. Киев был вынужден переключиться на политическое и экономическое противостояние с Москвой, в котором у него изначально было мало шансов на успех.

Но и Россия вынужденно пошла на этот шаг. Тянуть политическое и экономическое противостояние в войне на два фронта (в Сирии и на Украине) она явно не могла. Между тем ситуация на Ближнем Востоке требовала немедленного и активного ее вмешательства. Как мы помним, Дебальцевская операция закончилась в феврале 2015 года, а уже в мае в Сирии началась усиленная подготовка к предстоящей операции российских вооруженных сил.

Активная фаза сирийской войны окончилась только весной-летом 2018 года. Россия стала на Ближнем Востоке одним из основных геополитических игроков, без учета интереса которого ни одна проблема региона уже больше не решалась. Созданный устойчивый триумвират Москвы-Тегерана-Анкары, начал постепенно вытеснять из региона влияние его старого гегемона США.

В стане противника начался разброд и шатания. Вашингтон стремительно теряет поддержку своих союзников. Его внешнеполитические шаги настолько неуклюжи, что даже Европа уже постепенно стала больше ориентироваться не на него, а на … Москву. И не только в ближневосточном вопросе…И этим было грех не воспользоваться.

Между тем Москва почти окончила подготовительные мероприятия для активизации своих действий на Украине. Она смогла окончательно решить вопросы, по окружению Украины своими новыми газопроводами, что выбивает из рук Киева важнейший козырь газового шантажа.

А еще она тонко уловила раздражение Берлина и Парижа, уставших от хаоса на восточной границе ЕС и окружить Украину кольцом врагов. Да и экономическая и политическая ситуации в стране победившей «гидности» постепенно дозрела. Страна вновь находится в преддефолтном состоянии и накануне президентских и парламентских выборов.

А значит, пришло время перейти от обороны к наступлению.

Главный удар будет, как в дзюдо, незаметным

А теперь следим за последними действиями Москвы, которые произошли буквально за несколько последних месяцев. «Украинский отдел» АП России претерпел структурную реорганизацию. И дело тут вовсе не в фигуре его руководителя. Судя по доходящим новостям, будет меняться сама система работы с Украиной. Это сразу же почувствовали и в Киеве. Нардеп, координатор группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук высказал следующую мысль:

«Заявление Путина о «низкой эффективности Минского формата» (при том, что Кремль отчаянно цеплялся за этот самый Минский формат с самого момента подписания Минска) вместе с выводом российских офицеров из СЦКК заставляет говорить о некоей новой стратегии Москвы по Донбассу».

И вот сейчас буквально одно за другим произошло сразу три знаковых события. Первое, Госдума приняла в первом чтении изменения в закон «О гражданстве», который резко упрощает его получение именно жителям Украины, причем даже теми, кто не собирается в будущем переселяться в Россию.

Второе, вчера во время открытия шестого всемирного конгресса русских соотечественников президент Владимир Путин, несколько сменив акценты понятия «русский мир», дал понять, что Москва приступает к строительству нового геополитического образования. И третье, буквально на следующий день, Россия ввела против киевских чиновников санкции, которых многие ждали много месяцев назад.

Можно сколько угодно думать, что все это случайные совпадения, но пока все говорит о том, что Москва переходит к реализации своей новой внешнеполитической стратегии, которая подразумевает ее активное политическое наступление. И в первую очередь, на постсоветском пространстве.

Добавить комментарий