Диалог с колонией лишен всякого смысла

Экс-глава Cовета Безопасности ДНР и основатель батальона «Восток» Александр Ходаковский рассказал об истинных мотивах, препятствующих президенту Украины реализовать формулу Штайнмайера

Диалог с колонией лишен всякого смысла

По его мнению, события 2014 года по сути превратили Украину в американскую колонию, и нынешний лидер страны вынужден планировать свои действия с оглядкой на политическую ситуацию в заокеанской метрополии.

— На сегодняшний день Украина втянута в противостояние Байдена и Трампа, и, как ни странно, где-то в Золотом и Петровском это противостояние очень четко выражено.Мы видим явные и откровенные жесты, которые Украина демонстрирует в попытках выпутаться из сложнейшей ситуации, в которую она себя сама же и загнала. Посмотрите, если даже Луценко вынужден был сбежать в Англию, якобы с целью совершенствовать знания английского языка, хотя мы прекрасно понимаем, что он просто сбежал от ответственности, не желая передавать материалы по Байдену в руки сторонников Трампа.

Видя это, мы понимаем, в каком положении оказался Зеленский. Что такое Байден, и что такое Трамп? Ни одному из них не интересны ни мы, ни Украина, но перед Трампом стоят свои задачи, более глобалистские, и ради них он готов пожертвовать этим участком – Украиной, чтобы она осталась в зоне контроля России. Разменный жест, который потребует от Кремля уступок на каких-то других участках или поддержки США в решении тех или иных задач, например, в рамках назревающего противостояния с Китаем. Это геополитические глобальные вещи, но они имеют свое выражение вот в этой конкретной точке пространства.

Напротив, Байден и его агрессивная команда не готовы идти на уступки РФ. Для них Россия — одно из приоритетных направлений, куда нужно прилагать максимум усилий и влияния. И имея инструмент влияния на Украине, они не хотят отдавать его Кремлю обратно, чтобы он восстановил контроль над процессами.

По его словам, на сегодняшний день представители Байдена очень серьезно прорабатывают Зеленского, ссылаясь на данные рейтингов и прогнозов, согласно которым Трамп весьма вероятно проиграет предстоящие в 2020 году президентские выборы. По сути, Зеленский оказался между молотом и наковальней, что объясняет его пассивную позицию в отношении представителей «Нацкорпуса», сорвавших разведение войск.

Под давлением лидеров нормандской четверки Зеленский показал, что со своей стороны он делает шаги, которые ему рекомендовали сделать, но с другой стороны, он не демонстрирует никаких усилий, для того чтобы эти шаги продавить. Встретив малейшее сопротивление, он занял выжидательную позицию, так как в этой точке сошлись интересы тяжеловесов американской политики. Он не знает, кто победит на выборах в США и кто потом с него спросит за активность или её отсутствие.

Как ни странно это звучит, но на самом деле это борьба не за Украину, ее целостность, достоинство, суверенитет и тех, кто, дескать, готов уступить России несколько десятков населенных пунктов. Здесь речь не об этом. На сегодняшний день речь идет о имеющихся центрах влияния на Украину, которые потенциально могут либо уйти вообще с повестки, либо усилить свое влияние. И конечно, когда действуют такие игроки, господин Зеленский выглядит мальчишкой в песочнице, — подчеркивает Ходаковский.

Тем не менее, встреча в нормандском формате очень важна для президента Украины, считает основатель «Востока». На международной арене он еще не набрал достаточного веса или не котируется в глазах реальных и потенциальных партнеров, и пока все важные для Украины вопросы страны-гаранты реализации минских соглашений предпочитают обсуждать без него. Встреча в нормандском формате — это своего рода легализация Зеленского, признание его полноценным главой государства с возможным правом голоса. Без нее он пока что мальчик на побегушках у чиновников Госдепа, поэтому он должен на деле показать свою договороспособность и возможность влиять на процесс.

Были предприняты технические шаги. В частности, подписали формулу Штанмайера. Что такое эта подпись? Там стоит подпись господина Кучмы, который возглавляет переговорную группу от Украины. Это, конечно, весомый документ, но он не несёт статус закона или какого-то значимого юридического акта. Объективно, эта подпись Кучмы под перечнем предложений господина Штайнмайера не носит никакой юридической силы и ни к чему Украину не обязывает. Уж если подпись Порошенко под Минскими соглашениями ни к чему не обязала Украину и не заставила ее выполнять ни один из подписанных пунктов, то подпись Кучмы под этим документом — просто фикция и никчемный жест.

Поэтому, конечно, все, что выглядит для нас таким бурлящим и драматичным, — на самом деле просто спектакль, который разыгрывается для европейских партнеров, для американских партнеров, для кого угодно, включая РФ. И при этом каждый из этого извлекает свои дивиденды.

Порошенко обозначил 7 пунктов урегулирования и сразу взлетел на почве ура-патриотических лозунгов и настроений. Он укрепляет свои позиции.

Точно так же на этом укрепляют свои позиции националисты, потому что они вылетели из ВР. Потеряли свои политические легальные позиции и хотят в перспективе их восстановить.

Зеленский тоже не проигрывает. По крайней мере, для него есть возможность обосновывать отсутствие подвижек в реализации этой формулы Штанмайера. Дескать, он прилагает к этому максимум усилий, но радикалистские силы создают угрозу бунта внутри страны. Не утвердившись окончательно во власти, он не может прибегнуть к жестким мерам в их отношении, поэтому угроза срыва ситуации в очередной майдан очень высока. Второй украинский майдан Европе вряд ли нужен – тогда давайте садиться за стол и договариваться.

Он предусмотрел, что вопрос разведения столкнется именно с такой проблемой. Есть столкновения полиции и националистов, но и те, и другие находятся в одной вертикали и управляются из единого центра. Понятно, что националисты — это не самостоятельная сила, наполненная какими-то своими жгучими идеями и готовностью реализовывать эти идеи до победного конца, вплоть до отдачи собственной жизни. Это марионетки, как Семенченко, Парасюк и прочие, которые выполняют поставленную задачу. Как и те, которые выходят митинговать под стены правительственных зданий. Это не люди, которые несут в себе пассионарное начало, а профессиональные политические игроки, которые используют конъюнктуру момента, чтобы повысить свои рейтинги.

По сути, несколько десятков националистов против двух десятков полицейских. Вот и все противостояние. Все остальное — это тот резонанс, который нагнетают СМИ. А если объективно посмотреть, то не о чем даже и говорить. Это лишний раз подтверждает вышеприведенный тезис, что данные события инспирированы с целью сорвать процесс в пользу заинтересованных сил, которые ждут прихода к власти в США не команды Трампа. Это и представители украинских элит, которые в свое время сделали на них ставку. В частности, Порошенко и та часть элиты, которая продолжает консолидироваться вокруг него. При этом своим инструментарием они делают часть националистов, которых смогут перекупить.

Поэтому я не думаю, что на сегодняшний день есть какая-то серьезная возможность реализации формулы Штайнмайера в силу вышеуказанных причин. Может быть, что то изменится после встречи нормандской четверки. Может, будут достигнуты какие-то договоренности, и Зеленский извлечет для себя какой-то результат. Сегодня нет предпосылок говорить, что Украина заинтересована в политическом урегулировании ситуации, и интеграция Донбасса в Украину тем самым откладывается на неопределенный срок. Украина продолжает бурлить и гореть и пока не созрела для серьезных политических шагов, и мне кажется, чем сложнее будет экономическая ситуация в стране, тем больше будут прибегать к аргументу – войне. Потому что это такой неразменный рубль, который всегда оказывается востребован, как только возникают сложности внутри Украины. Как только кому-то нужно усилить свои политические позиции, сразу же задействуется фактор войны.

На сегодняшний день Украина недоговороспособна. Тогда возникает вопрос, а зачем с Украиной разговаривать в рамках нормандской четверки? Хорошо, мы достигнем каких-то договоренностей на встрече, а кто их будет реализовывать? Тогда проще разговаривать с Америкой напрямую. Так как Украина не хочет разговаривать с нами, потому что они говорят: «Зачем вы нам нужны, если вы сателлиты Москвы и нам проще разговаривать непосредственно с Кремлем? Кремль вам даст команду и вы будете выполнять те действия, которые предложены к реализации». Так же можем и мы говорить в отношении Украины. Зачем нам разговаривать с Украиной, тем более если Зеленский демонстрирует такое безвластие? Нужно разговаривать непосредственно с Америкой, что и делает собственно В.В. Путин и его команда, разговаривают с Европой и США по поводу судьбы Украины и судьбы Донбасса. Другой продуктивной формы диалога на сегодняшний день нет, — уверен Ходаковский.

Олег Криворотов, ИА Аналитическая служба Донбасса

Добавить комментарий

Adblock
detector