Игорь Николаев описал жизнь России после истощения ФНБ

«Государство займет у людей»

Фонд национального благосостояния – главная правительственная кубышка — исчерпается через два года при текущих ценах на нефть. Такой прогноз сделали аналитики Deutsche Bank. Резервы кончатся к 2023 году при стоимости российской марки Urals в $15 за баррель. Сейчас бочка стоит $12. На шесть лет средств Фонда хватит при нефти в $30 за баррель. Что будет с экономикой после истощения ФНБ?

Игорь Николаев описал жизнь России после истощения ФНБ

Аналитики банка подсчитали, что ликвидная часть Фонда в настоящий момент составляет 9 трлн рублей. На эти деньги правительство будет покрывать дефицит нефтегазовых доходов в бюджете, который верстался при стоимости нефти в $42,45 за бочку Urals в 2020 году.

Вместе с тем, Минфин объявил, что направит 2,1 трлн рублей на антикризисную поддержку экономики в этом году. Таким образом, в ФНБ останется около 7 трлн рублей. По словам главы ведомства Антона Силуанова, этих средств должно хватить до 2024 года.

В марте прогноз Минфина был еще оптимистичнее. Отмечалось, что резервов хватит на целых 10 лет и это при стоимости барреля в $25-30. По оценке участников нефтяного рынка, до этого уровня цены должны подняться лишь к концу текущего года. Однако и при них новых поступлений в ФНБ не будет, а по мере ухудшения ситуации с коронавирусом резервы будут истощаться еще быстрее.

О том, что будет с экономикой, когда кубышка опустеет, мы поговорили с доктором экономических наук, постоянным экспертом «МК» Игорем Николаевым

— Оценки срока истощения резервов становятся все пессимистичнее: сначала было 10 лет, потом 6 лет, сейчас 4 или даже 2 года. Каков ваш прогноз на этот счет и что произойдет после обнуления ФНБ?

— По моей оценке, резервов хватит на два года. Когда средства закончатся, правительству придется их искать.

Первый путь – урезать расходы бюджета. В начале этого года власти взяли на себя большие социальные обязательства (видимо, решили подбодрить население, чтобы поправки в Конституцию прошли): выплата маткапитала за первого ребенка, повышение пособий и т.д. Им придется выполнять эти обязательства, а значит, урезать расходы будет очень сложно.

Второй путь – брать в долг. На внешнем рынке возможности заимствования ограничены, ведь санкции никто не отменял.

Остается внутренний рынок – это деньги населения, которые можно занять, выпустив облигации федерального займа. Но увеличение внутреннего долга – палка о двух концах. С одной стороны, появляются деньги, с другой – снижаются объемы ресурсов для внутренних инвестиций, что еще больше тормозит экономику.

Есть еще третий путь – напечатать деньги, но это самый крайний вариант: он ведет к взлету инфляции.

— И какой же вариант выберут власти?

— Будут резать расходы и пытаться занять у населения. Думаю, что они уже начали превентивную подготовку к тому, чтобы выпустить ОФЗ и привлечь россиян, у которых остались деньги, их покупать. Я говорю о налоге на доходы по вкладам свыше 1 млн. Государство как бы намекнуло: не храните деньги на депозитах, а несите в ОФЗ.

— Банкам такое не понравится. За счет вкладов выдаются кредиты, на которых банки и зарабатывают. И тут даже снижение ключевой ставки не поможет. Кредиты могут подорожать?

— Да, при снижении ключевой ставки ЦБ кредитные ставки могут расти. Скорее всего, они и будут расти, потому что с кризисом возрастают риски. Эти риски банки закладывают в ставки.

— А почему власти так бояться включить печатный станок для вливания денег в реальный сектор? В США станок вовсю работает…

— Власти хорошо понимают последствия. Дело в том, что денежная эмиссия – это инструмент, который применим в развитых экономиках, таких как США, и то с оговорками. В России он больше опасен, чем полезен.

Главный риск — быстрая, галопирующая инфляция. Она всех очень пугает. Власти не хотят допустить возврат в 1990-е. Развитые экономики больше устойчивы к инфляционным скачкам. Инфляция начнется, когда эмиссионные деньги начнут доходить до людей. Что происходит: в экономику вливаются необеспеченные деньги, увеличивается спрос, денег начинает не хватать, их печатают еще больше, спрос продолжает расти, а предложение не успевает его обеспечивать, в итоге — цены взлетают.

— Но если не резервная кубышка, то что тогда спасет экономику России?

— Чудес не бывает. Нефть не вырастет, потому что спрос на нее быстро не восстановится. Кризис пойдет на спад, когда появится вакцина от коронавируса. Но это случится не скоро. Может быть, через год.

А мировая экономика уже не будет прежней. Не будет прежнего спроса на углеводороды. Для нас это плохо. Наша экономика так осталась сырьевой. Теперь нет иного выхода, кроме как структурно ее перестраивать. А это требует времени. Экономика сожмется, но главное, чтобы она осталась работоспособной. Дальше все будет зависеть от качества структурной перестройки.

Добавить комментарий

Adblock
detector