Как отмечают день Илии Пророка, и чем живут десантники и капелланы

Как отмечают день Илии Пророка, и чем живут десантники и капелланы

Илия Пророк, день памяти которого отмечает 2 августа Православная церковь, считается небесным покровителем Воздушно-десантных войск России.

О том, как десантники встретят профессиональный праздник на Ильинке, о буднях военных капелланов в Сирии и о чем чаще всего спрашивают настоятеля московского храма ВДВ.

«Без фанатизма»

«В Русской императорской армии в начале XX века Илья-пророк был покровителем зарождавшегося императорского воздушного флота, поскольку полет в воздухе ассоциировался именно с ним. По церковному преданию, святой пророк Илия был вознесен на небо в огненной колеснице», — рассказывает протоиерей Михаил Васильев, уже 20 лет служащий военным капелланом в Воздушно-десантных войсках.

Отмечать день памяти Илии Пророка и праздник ВДВ он советует, конечно, с боевыми друзьями, «но без фанатизма». «Очевидно, что не остановиться на третьей рюмке, это грех винопития, и неважно, какой у тебя повод или праздник, — это мерзость пред Богом. Залить глаза, упасть лицом куда-то — не наш формат, нормальные десантники так не делают. Я знаю много офицеров и даже генералов, которые, кроме молока, ничего не пьют даже в праздники, занимаются спортом. Поверьте, при интенсивных физических нагрузках, при готовности сорваться в любой момент по приказу мне не пригодятся методики того отдела Церкви, который работает с алкоголиками. Нет, тут все по-другому», — заверяет капеллан.

Центром празднования дня Илии Пророка для верующих десантников, а таких в ВДВ большинство, уже не первый год становится Ильинский храм в центре Москвы. По словам одного из организаторов мероприятий «Ильин день на улице Ильинке» Кирилла Шишова, после праздничного богослужения от храма начинается крестный ход на Лобное место, где совершается молебен. Командование и духовенство поздравляют десантников, а затем — показательные выступления: военные оркестры, рукопашный бой. В праздновании принимают участие до пяти тысяч человек.

«Основных целей несколько. Во-первых, возрождение традиции торжеств XVII века, в которых участвовали и патриарх, и царь. Доподлинно известно, что в крестном ходе на Илью Пророка принимал участие царь Алексей Михайлович. Во-вторых, мы хотим объединить людей разных социальных групп. И конечно же — отвлечь десантников от купания в фонтанах», — объясняет Шишов.

Шестьсот метров без парашюта

«ВДВ не для всех — как то же фигурное катание или дайвинг. И быть священником — не для всех. Да и многодетной мамой дано быть не каждой. Но такое массовое самопожертвование, готовность стольких молодых людей ежемесячно рисковать жизнью — пожалуй, только в ВДВ», — продолжает протоиерей Михаил Васильев.

Бывший университетский религиовед с принятием священнического сана в составе ВДВ участвовал в миротворческих операциях в Боснии и Косово, боевых действиях на Северном Кавказе, в Абхазии, Киргизии. Через час после нашей беседы он уезжает в очередную командировку в Сирию, и когда вернется, не знает.

«Исповедуются, причащаются в полевых условиях около двадцати тысяч человек — и это на учениях, не считая стационарных храмов. Верующих военнослужащих в ВДВ 99 процентов: из них 96 процентов — православные, четыре — мусульмане. Большинство, как и везде, не воцерковлены, но уверенно говорят: с нами Бог и два парашюта!» — рассказывает капеллан.

Убедиться в том, что служба в ВДВ не только почетна, но и опасна, ему довелось на собственном опыте. Как-то не раскрылся парашют. «И шестьсот метров так, без парашюта, пришлось приземляться. Господь помог! Иначе не разговаривал бы сейчас с вами. С парашютом-то, конечно, намного легче и удобнее, и не так болит потом», — смеется он.

Вместе с отцом Михаилом преодолевать себя и достойно служить родине помогают десантникам еще 25 священников и один мулла, которые с войсками «во всех жанрах, кроме скучного».

«Есть батюшки более удачливые, чем я, у которых и по 400, и по тысяче прыжков — как у отца Саввы Щербины. Есть священники, награжденные несколькими государственными наградами, — у отца Андрея Шеломенцева два ордена Мужества. Несколько священников в составе подразделения спецназа ВДВ принимали участие в десантировании на Северном полюсе, есть батюшки, которые могут действовать вместе с подразделениями в высокогорной местности. Есть и с дайверскими навыками и соответствующими допусками», — говорит отец Михаил.

Священники в ВДВ проходят парашютно-десантную подготовку, умеют оказать первую медицинскую помощь и имеют навыки механика-водителя, чтобы, если нужно, завести БМД и эвакуировать раненых или выехать из зоны плотного огня. «Но мы не воюем, мы помогаем тем, кто защищает свою родину», — подчеркивает капеллан.

Лампадка или полгранаты

Отец Михаил — настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках, единственного сохранившегося в Москве храма, сооруженного на средства военного ведомства Российской империи в начале XX века. В 2004 году здесь было учреждено Патриаршее подворье при штабе Воздушно-десантных войск.

На церковных стенах мраморные доски с именами героев-десантников — с 1937 года до наших дней. Подсвечники в виде половинок гильз, лампадка — половинка гранаты, а вдоль иконостаса на солее кованая ограда, украшенная орденами — современными и царской России.

Настоятель со всеми приветлив: он, как и другие десантники, знает цену жизни и общению. На вопрос о социальных и благотворительных проектах прихода отвечает: «У меня всю жизнь один проект — ВДВ». Его прихожане в военной форме готовы по приказу главнокомандующего отправиться в любую точку мира.

«С 2014 года десантники постоянно на учениях. Войска развиваются, приходит новая техника», — рассказывает майор Юрий Иванов. По его словам, кто не прыгает, тот не служит. «Прыжок дисциплинирует человека», — рассуждает он. И приводит слова Героя Советского Союза генерала ВДВ Василия Маргелова: «Прыжок — не самоцель преодолеть себя, а в основном доставка бойцов и техники на поле битвы».

Среди активных прихожан храма — генерал-майор Владимир Данильченко, руководитель Совета ветеранов ВДВ России. За полдня он получает сотню звонков с просьбами и, конечно, старается всем помочь.

«У кого-то дети родились, у кого-то заболели, кто-то поступает в вуз, кого-то надо трудоустроить — занимаемся всем по формуле «от зачатья и до похорон», — говорит ветеран.

«Как-то на присягу в одну из наших воинских частей не пускали подругу воина. Только близких родственников: папу, маму, брата, сестру. А у него девушка есть! И тоже хочет побывать на присяге, увидеть своего парня, может быть, будущего мужа, спутника жизни. Я звоню командиру части: „Сделай, пожалуйста, для нас скидку, разреши, чтобы девушка прошла“. Потом мне приходит фотография: стоит здоровый двухметровый красавец-десантник и рядом с ним красотка — и они счастливы. Она видит, как он клянется на верность Отчизне! Это патриотизм в высшей степени для них обоих!» — вспоминает генерал-майор.

Кстати, основной вопрос, который задают десантники настоятелю храма: «Где взять нормальную жену?» «Поэтому если кто-то хочет об этом подумать, то обращайтесь ко мне, поможем решить демографическую задачу», — улыбается отец Михаил.

Горячие точки

В сирийских Тартусе и Хмеймиме, где базируются российские войска, по благословению патриархов Московского и Антиохийского установлены мобильные храмы для военнослужащих.

«Совершаются еженедельные богослужения, все необходимые требы и таинства для наших воинов. Естественно, священники перемещаются вместе с военнослужащими и в другие районы. Мне известны случаи, когда православные военнослужащие — сирийцы приходили к нашим батюшкам и те совершали заупокойные молитвы по погибшим, поддерживали», — рассказывает отец Михаил.

Давно став пацифистом, военный капеллан тем не менее считает, что задача Вооруженных сил — компенсировать те ошибки, которые допустили политики разных стран. «Здесь кому-то приходится быть „санитарами леса“, гор и пустынь. Сейчас основная борьба с терроризмом вынесена за наши границы, мы это делаем на соседнем участке, хотя все равно это трагично и печально», — отмечает священник.

«Осколок попал в мобильник»: опасные будни военного священника

Среди военных капелланов некоторые успели проявить себя героически. «Один батюшка в составе специальных подразделений первым форсировал Евфрат. Другой награжден за взятие Пальмиры», — перечисляет отец Михаил.

Из 25 капелланов ВДВ 23 — с опытом в горячих точках. В настоящее время вместе с военнослужащими они готовятся к большим учениям в Забайкалье, Хабаровском крае и на Камчатке. «В них примут участие наши десантники и священники, установим мобильные храмы и, как всегда, ничего не завалим», — уверен главный военный капеллан «голубых беретов».

Как отмечают день Илии Пророка, и чем живут десантники и капелланыКак отмечают день Илии Пророка, и чем живут десантники и капелланыКак отмечают день Илии Пророка, и чем живут десантники и капелланыКак отмечают день Илии Пророка, и чем живут десантники и капелланыКак отмечают день Илии Пророка, и чем живут десантники и капелланы

Добавить комментарий