Китайский выбор России: как не повторить ошибку Горбачева, погубившего страну

Властям стоит воспользоваться опытом развития и реформирования великого соседа

Накопившееся в народе недовольство кабинетом Медведева привело к его внезапной отставке. Накопившееся разочарование Путина в либеральной стратегии подтолкнуло его к решениям об изменениях в Конституции, расширении социальных программ, отказе от приоритета международного (западного) права, запрете двойного гражданства для высших чиновников. Но и этих решений вряд ли достаточно для создания, словами из Послания Федеральному Собранию, «сильной, благополучной, современной России».

Китайский выбор России: как не повторить ошибку Горбачева, погубившего страну

Наша страна сейчас напоминает Советский Союз в последние годы перестройки. Буксовало «ускорение» в экономике. В бесплодную говорильню превратилась «гласность». Односторонними уступками обернулось «новое мышление». Горбачев стал искать альтернативные пути и заинтересовался причинами успехов Китая. В окружении Горбачева были люди, которые настойчиво советовали ему взять на вооружение модель Дэн Сяопина — сначала экономические реформы, а политические изменения могут подождать. Отправляясь в Пекин, Горби возлагал большую надежду на беседу с формально «простым пенсионером» Дэн Сяопином и генеральным секретарем Компартии Китая Чжао Цзыяном, которого называли китайским Горбачевым. Тот явно тянулся к советской перестройке. И, как потом выяснилось, стоял за студенческими волнениями на площади Тяньаньмэнь. К тому времени симбиоз двух разных систем в Китае уже дал впечатляющие результаты, но породил и проблемы. Как на грех, прямо накануне приезда Горбачева накопившееся возмущение коррупцией правящего класса вырвалось наружу.

Я был свидетелем развития событий первых недель острейшего кризиса. Работая в Идеологическом отделе ЦК КПСС, готовил вместе с коллегами поездку Генсека, а в ходе самого визита отвечал за советский пресс-центр. На моих глазах разворачивались массовые волнения. Начиналось все с того, что по главному проспекту Чанъаньцзе стали ездить велосипедисты с написанными на картонках лозунгами. Потом маленькие группки стали собираться на площади Тяньаньмэнь. Затем они запрудили всю главную площадь страны вместимостью в миллион человек.

Встал вопрос: а нужно ли приезжать Горбачеву в город, охваченный беспорядками? Посол, резиденты КГБ и ГРУ слали в Москву шифротелеграммы с призывами к осмотрительности. Но М.С. принял решение ехать. Высокого московского гостя по протоколу должен был встретить почетный караул на площади Тяньаньмэнь. Там уже яблоку не было куда упасть. Пришлось постелить ковровую дорожку внутри здания Всекитайского собрания народных представителей. Солдатики почетного караула промаршировали на непривычной площадке, сбились с ноги… В общем, все сразу пошло не так. К концу первого дня судьбоносного визита в защищенном от прослушивания помещении посольства Горбачев провел встречу с нашими дипломатами и московской свитой. Уже в начале он заявил: «Вот мне здесь некоторые подбрасывали, что нужно изучать китайский опыт, надо идти по китайскому пути. Мы не пойдем по китайскому пути, иначе мы придем к тому, что на Красной площади будет такое же безобразие. Поэтому перестаньте мне это подбрасывать, мы пойдем своим путем, у нас есть перестройка, и мы ее будем продолжать».

Тот визит в Пекин стал перекрестком, на котором решилась судьба Советского Союза. Еще было время отвернуть от дороги в пропасть. Но Горбачев сделал неправильный выбор пути и погубил великую страну. Разгон демонстрантов на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года и распад Советского Союза в декабре 1991 года по масштабам истории случились практически одновременно. Думаю, это совпадение было не случайно. Заимствованная Китаем матрица социалистической плановой экономики и вождистской политической системы оставалась неизменной как при Мао Цзэдуне, так и при Дэн Сяопине. Разница в исходе двух политических кризисов объясняется тем, что в Пекине вождь оказался сильным, а в Москве — слабым. После событий на площади Тяньаньмэнь Китай притормозил движение вверх из-за разборок в правящей элите и западных санкций, но через три года продолжил свое «мирное возвышение». Советский Союз распался, а Россия все еще не может встать на восходящую траекторию.

Удививший и напугавший весь мир успех Китая представляет для нас особый интерес. Ведь даже сейчас, после всех загогулин истории, наши страны, по существу, устроены очень похоже. С точки зрения экономики и там и тут построен государственный капитализм. В Китае социалистический сектор народного хозяйства принадлежит государству, то есть правящей Компартии. Рыночный сектор формально принадлежит предпринимателям, но контролируется через систему крупных государственных банков, принадлежащих Компартии, а также через сеть парткомов, которые действуют повсеместно, включая даже иностранные компании. Вся политическая власть принадлежит 90-миллионной Компартии, во главе с «ядром», которым является Си Цзиньпин. Срок его полномочий после изменений в партийном уставе стал измеряться по формуле «n+1», где «n» стремится к бесконечности. Наша экономика, по существу, также контролируется государством. Политическая система тоже выстроена вокруг «ядра». Срок его полномочий также стремится к бесконечности…

Мудрость Дэн Сяопина и последующих руководителей Китая состоит в том, что они, в отличие от Горбачева и Ельцина, не стали разрушать экономическую и политическую системы, построенные с учетом исторического опыта и национальной специфики, а лишь реформировали их. «Реформы и открытость» стали формулой успеха политики Дэн Сяопина. Видоизменив ее, Си Цзиньпин дал новой формуле название — «Китайская мечта». Вот уже 7 лет происходит движение по этой скорректированной траектории, призванной к 2049 году (столетие образования КНР) сделать Поднебесную «богатым и могущественным, демократическим и цивилизованным, гармоничным и современным социалистическим государством». При этом Си Цзиньпин разбил период до реализации «Китайской мечты» на три этапа, поставив две промежуточные цели. К 2021 году (столетие образования Компартии) пообещал искоренить нищету. К 2035 году — «в основном осуществить социалистическую модернизацию, подняться до уровня стран-лидеров инновационного типа».

Выполнение обещаний Си Цзиньпин начал с тотального наступления на бедность. В 2012 году ниже черты бедности оставалось 99 миллионов человек! Тогда эта черта проходила по отметке 2300 юаней в год (около 21 тысячи рублей). За 7 лет из нищеты ежегодно выводили по 10–12 миллионов человек. Государственный бюджет и копилки местных властей раскошеливались по воле всемогущей Компартии. От побед над бедностью стали зависеть карьеры партийных и административных кадров. Наверняка на местах не обошлось без подтасовок и злоупотреблений. Но регулярно публикуемые сводки по провинциям и всей стране убеждают: задача будет выполнена к концу этого года. В Китае не останется людей с ежегодным доходом теперь уже менее 4000 юаней (около 35 тысяч рублей). Си Цзиньпин держит данное слово и делами доказывает свое право править.

Еще одна важнейшая стратегия Си Цзиньпина, достойная нашего внимания, называется «новая нормальность». Ее замысел в том, чтобы перестать зависеть от внешних рынков, производя для них дешевые товары за счет низких доходов своих людей и ущерба окружающей среде. Вместо этого надо расширять внутренний рынок, создавать платежеспособный спрос на отечественные товары. Сейчас средний класс уже составляет примерно 400 миллионов человек, а к 2035 году должен вырасти до 700 миллионов. Китай из «мастерской мира» становится «главным рынком мира».

Пригодились бы нам и наработки в борьбе с коррупцией. К началу правления Си Цзиньпина авгиевы конюшни власти и бизнеса были переполнены. Вместо разрозненных «посадок» и эффектных расстрелов на стадионах была создана стройная и беспощадная система борьба с казнокрадством. Параллельно с МВД и прокуратурой на полную мощность заработала Центральная комиссия по проверке партийной дисциплины. С учетом членства в Компартии всех мало-мальски ответственных работников «партийная контрразведка» стала чистильщиком всей элиты. С 2013 по 2017 год более 1,3 млн чиновников понесли дисциплинарные и административные наказания. Против 35,5 тысяч были возбуждены уголовные дела. Антикоррупционные расследования затронули 280 чиновников ранга министра, 8600 в ранге замминистра. Из-за границы удалось доставить 3317 беглых коррупционеров.

Снова оказавшись на распутье, мы можем оглядеться по сторонам и выбрать самую лучшую дорогу вперед. При этом не стоит игнорировать уже действующую высокоскоростную магистраль соседней и исторически близкой нам нации.

Добавить комментарий

Adblock
detector