Кровь из ушей: севастопольцы страдают от музыки на Приморском бульваре

СевастопольКровь из ушей: севастопольцы страдают от музыки на Приморском бульваре

Оглушающая какофония, невероятным разнообразием репертуара врывающаяся в мозги и уши гуляющих по Приморском бульвару – неотъемлемая часть колорита летнего Севастополя или музыкальная клоака, которую нужно почистить и упорядочить?

Но если музыку играют – значит, это кому-нибудь нужно. И шансон (почему у нас им назвали тюремный «романс», а не городской, как в родоначальнице жанра Франции?), и беззастенчивое караоке, вынуждающее прохожих мечтать о временной глухоте, и не менее шумные «танцы на Приморском» под репертуар сельской свадьбы с изрядной долей того же шансона.

Можно грустить, что для такого веселья не выбран более утонченный репертуар, но факт: настроение на дискотеке такое, что в пляс идут не только условные «бабушки», но и захваченные атмосферой молодые люди и, конечно, дети.

Правда, уже в нескольких шагах, перемешиваясь с остальными звуками, звуки музыки и комментарии артиста начинают раздражать, не давая спокойно отдыхать и заглушая голос собеседника.

С год назад под влиянием тех, кого коробит разухабистый колорит этой дискотеки в самом центре города-героя, власти сделали попытку «заглушить» шумовую бомбу.

Однако боевые севастопольские пенсионерки – основной контингент приморского танцпола – отстояли и поющего «под минус» исполнителя, и свое право веселиться до звона в чужих ушах.

Не помог даже регламент, жестко определяющий места для уличных музыкантов и запрещающий звукоусиливающую аппаратуру на Приморском бульваре. Последней каплей для его разработки, к слову, стал «русский шансон».

«Губернатору одна женщина написала жалобу: заходит с боевой службы наш корабль, а в это время идет блатная песня, как говорится, тюремного расклада. И ветеранов от этого немножко передергивает», – рассказывал тогда начальник главного управления культуры города Севастополя Николай Краснолицкий.

Неслась ли блатная песня из караоке или от кого-то из уличных музыкантов, сегодня сказать сложно, но принятое в ноябре 2018 года постановление коснулось именно последних. Правда, репертуар оно регулировало меньше всего: чтобы играть на одной из двух разрешенных площадок Приморского бульвара, репертуар в заявке нужно было указать, но поводом для отказа он быть не мог.

«Репертуар мы диктовать и утверждать не можем, мы можем только рекомендовать», – сообщил глава управления культуры Николай Краснолицкий.

Приблатненные мотивы продолжают звучать на Приморском бульваре, оставаясь незамеченными одними и вызывая протест других.

«На Приморском, прямо рядом с памятником Затопленным кораблям, какой-то ВИА играет «Владимирский централ». Нет, я не ханжа. Я даже послушал бы на этом месте кавер AC/DC. Но голимый блатняк… Прям подул ветер северный, зла вокруг стало немерено. Пацаны на кортах присели вдоль балюстрад, над бухтой понесло сизым духмяным запахом прокуренной общей хаты, в фонтане полощутся носки, мама, рыдая, прощает непутевого сына, а бакланы, трагически рассекая над водой, каркают всем нам долю нелегкую, – написал на своей странице в соцсети севастополец Стас Майкин. – Впрочем, ВИА, возможно, просто не сумеет в AC/DC».

Как часто бывает, граната попала в того, кто согрешил лишь однажды.

«Владимирский централ» действительно заказали, но его исполнили только один раз, уверяет лидер группы «Джем на Приморском» Алекс Луганский.

«В нашем репертуаре нет вообще песен шансон, мы поем русский и зарубежный рок. Один раз человек очень убедительно попросил, мы сыграли ему «Централ», коряво-коряво, ну как получилось. Это было один раз и в полушутку. И если кто-то подумал, что мы поем шансон, он ошибается. Мы его мало того что не поем – мы его терпеть не можем вообще, органически», – рассказал Алекс.

В том, что репертуар группы (к слову, имеющей официальное разрешение) отнюдь не блатной, можно убедиться на их выступлениях. Специально же для автора сообщения, заподозрившего группу в неспособности сыграть AC/DC, команда без каких-либо репетиций сыграла этот кавер.

Добавить комментарий

Adblock
detector