ЛНР против коронавируса – взгляд изнутри

[Дисклеймер] Данный текст основан на личных наблюдениях и наблюдениях других жителей республики, столкнувшихся с отдельными ситуациями. Совпадения неслучайны, а расхождения возможны, в зависимости от места дислокации. И да, статья не нацелена на оскорбление чьих-то чувств или нагнетание обстановки…

ЛНР против коронавируса – взгляд изнутри

Медленно, но уверенно осознание серьезности ситуации с коронавирусом приходит и на Донбасс, где до недавнего времени «какой-то там COVID» казался мелочью на фоне шестилетней войны.

На сегодняшний день в республике закрыты заведения общепита, салоны красоты, фитнес-центры, развлекательные учреждения. Временно ограничена торговля непродовольственными товарами как на рынках, так и в торговых центрах. Магазины с продуктами и средствами гигиены, а также аптеки работают в прежнем режиме. Тем временем образовательные учреждения познают прелести удаленного обучения. С недавних пор приостановлены выезды в РФ для получения паспортов, как и пассажирское сообщение вообще. Реально жесткие карантинные меры коснулись лишь двух городов – Антрацита и Красного Луча. Именно они стали своеобразным эпицентром распространения инфекции в республике.

Коронавирусному вектору сейчас уделяют достаточно времени и сил. Самоизолированным волонтеры даже доставляют провизию. Но так было не всегда. Разрастающуюся по всему миру коронавирусную угрозу в Луганской Народной Республике игнорировали достаточно долго. Указ главы «О введении режима повышенной готовности» появился лишь 13 марта. К тому моменту число инфицированных по всему миру уже достигло 130 тысяч, а количество жертв подбиралось к пятитысячному показателю. К тому моменту коронавирус уже добрался до США, в Нью-Йорке был введен чрезвычайной ситуации. COVID-19 вовсю кошмарил Италию, где к 13 марта число зараженных перевалило за 15 тысяч.

Для наглядности, так выглядела карта распространения пандемии в ту самую пятницу,13:

ЛНР против коронавируса – взгляд изнутри

Безусловно, случаев инфицирования на территории ЛНР тогда замечено еще не было. Первый заболевший объявился у нас лишь 30 марта. С одной стороны, возникает логичный вопрос: зачем нагнетать обстановку? Кому нужна социальная напряженность? С другой стороны, существует осознание того, что информационный вакуум – штука опасная, особенно в условиях конфликта. Со стороны Украины уже были попытки загнать дезинформацию по теме COVID-19. Но это лишь часть беды.

Информационный вакуум во многом замедлил осознание масштабности катастрофы. Фактически, и сейчас таковое пребывает в зачаточном состоянии. Для многих людей маска – это все еще карманный атрибут, вроде носового платка. Надевают ее лишь в случаях, когда уже совсем припечет. Поумерили свой пыл в церкви, хотя даже после официального запрета на массовые мероприятия, там продолжали «бороться» с эпидемией своими методами. В магазинах вводят ограничения. Вход разрешается только в маске и ограниченному числу людей, в зависимости от площади помещения. В отдельных случаях на полу любезно чертят полосы для соблюдения дистанции в очереди. Надо отметить, что такие меры вводятся предпринимателями с большой неохотой. Это объяснимо. Инициатива, как говорится, наказуема. Вот и приходится всем объяснять новые правила, и не все адекватно на них реагируют.

Собственно, здесь снова наблюдаются последствия информационного вакуума, который усугубился естественной аполитичностью населения и его малой заинтересованностью происходящим в мире. Скептицизм или даже пофигизм ощущается повсеместно. Услышать в народе фаталистичное «Нас ничего не спасет» или «Что, вечно жить собрались?» — обычное дело. Многие попросту не верят в масштабы катастрофы. Как следствие, на улице хватает беззаботно гуляющих детей, как, впрочем, и не детей. Благополучно плюют на рекомендации пенсионеры. А, если на улице пересекутся человек в маске и человек без маски, то оба будут смотреть друг на друга, как на дурака.

И здесь возникает ощущение парадоксальности предпринимаемых мер борьбы. Да, ТРЦ закрыты, но одна лишь очередь в ларек за хлебом вызывает тихий ужас. На рынках в павильонах с продовольственной продукцией санитарные условия не изменились с докоронавирусных времен. На кондитерские изделия можно без особых трудностей чихнуть, а продавцы, надев перчатки, без задней мысли берут ими как купюры, так и собственный товар. Здесь было бы уместным ужесточить санитарный контроль и наказание за его нарушение, ведь не соблюдаются зачастую элементарные вещи. В то же время была запрещена продажа непродовольственных товаров временно запретили продавать. Только парадокс в том, что эти товары часто стоят по соседству с теми, которыми торговать можно. Порой ситуация доходит до абсурда, когда в магазинах на витрины с запрещенным товаром просто вешают табличку «Не продается». Догадайтесь, до какого момента он действительно не продается. И здесь уж предпринимателей трудно винить. Соблазн в нынешних условиях слишком велик.

Здесь важно оговориться и об экономической обстановке. Тот факт, что многие в республике работают в бюджетной сфере, сокращает негативный эффект корона-кризиса. Куда сложнее выживать предпринимателям. Некоторые из них остались не у дел, как и люди, на них работающие.

Ощущаются проблемы в финансовом сегменте. До сих пор жители республики активно пользовались услугами т.н. обнал-контор. Те, кто работает на удаленке, пенсионеры, оформившие украинскую пенсию, получали деньги на банковские карты и обналичивали их по месту. Однако поставлять наличность в республику сейчас практически невозможно.

Что до ценообразования в ЛНР, то здесь ощущается зависимость от ситуации в России и позиций рубля. Как следствие, часть продовольственных товаров действительно подорожала.

Неоднозначная ситуация и на границе с Россией. Многие из тех, кто работал в Москве, возвращаются назад с учетом ужесточения карантинных мер в российской столице. Они возвращаются на свой страх и риск, так как четкого понимания происходящего на границе нет, а ситуация может измениться буквально в один момент.

Как уже говорилось, пассажирское сообщение с Россией было приостановлено, но пешим ходом пересекать границу никто не запрещал. Как следствие, автобусы в России везут пассажиров до КПП, затем пешком люди пересекают границу. В ЛНР они подписывают вот такой документ:

ЛНР против коронавируса – взгляд изнутри

Но со стороны республики автобусов нет. Зато есть таксисты, которые с радостью довезут куда угодно за ваши деньги. К примеру, машина от КПП «Изварино» до Луганска обходится в 1500 рублей. Естественно, чтобы сэкономить люди подыскивают себе попутчиков и едут группой – сомнительная практика с учетом распространения коронавируса.

Пожалуй, с учетом того, что граница фактически открыта, было бы обосновано оставить несколько автобусов. Таким образом, по крайней мере, можно было бы контролировать пассажиропоток, дезинфицировать транспорт. В конечном итоге, в республике автобусы ездят, причем как по городу, так и по междугородним маршрутам.

Сейчас важно понимать, что все испытания Луганской Народной Республики еще впереди. Изоляция, вызванная войной, подыграла нам, замедлив распространение коронавируса, но не избавив нас от него. На сегодняшний день в ЛНР 16 подтвержденных случаев заболевания и свыше 4 тысяч наблюдаемых. Медики полагают, что к концу апреля ситуация усугубится, поэтому крайне важна ответственность каждого из нас.

Евгений Гаман, специально для News Front

Добавить комментарий

Adblock
detector