Названы семь тревожных признаков мирового экономического кризиса

На что следует обратить внимание тем, кто ждет глобального финансового катаклизма

В 2020 году, по предсказаниям многих известных финансовых аналитиков, мировую экономику накроет новый мощный кризис — хотя часть экономистов эту точку зрения не разделяет. Как бы то ни было, мы попросили экспертов объяснить, по каким признакам мы поймем, что кризис действительно наступает. В списке оказалось семь пунктов. И, кажется, тревожные признаки мы наблюдаем уже сегодня.

Названы семь тревожных признаков мирового экономического кризиса

Итак, вот семь основных рисков, которые могут образовать «идеальный шторм» глобального финансового кризиса. Почти все они связаны с Китаем и США.

Признак первый: Резкое замедление роста ВВП всех ведущих экономик, прежде всего, США и Китая, одновременно.

Признак второй: Нарастающая неопределенность в торговых переговорах между США и Китаем.

Признак третий: Превышение доходности краткосрочных американских облигаций над доходностью долгосрочных.

Признак четвертый: Ужесточение пошлин в американо-китайской торговле.

Признак пятый: Затянувшееся снижение субиндекса новых экспортных заказов — интегрального показателя деловой активности.

Признак шестой: Совокупность тревожных факторов в Китае: рост дефицита бюджета, неустойчивость банковской системы, превышение общего долга страны к её ВВП на 300%.

Признак седьмой: Экстремально высокое соотношение величины американского корпоративного долга к EBITDA (объём прибыли до вычета расходов по выплате процентов и налогов).

Далее экономисты пояснили нам особенности признаков кризиса и то, насколько они выражаются в нынешней ситуации. В целом выводы тревожные.

Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики: «Темпы роста всех ведущих экономик снижаются. В Германии, «локомотиве Европы», он почти нулевой, а в 2020 году будет в пределах 1%.

Верный предвестник кризиса — то обстоятельство, что доходность краткосрочных американских казначейских облигаций превысила доходность долгосрочных. Это означает, что в ожидании мировой рецессии, инвесторы сбрасывают «короткие» бумаги.

Еще один глобальный риск — неопределенность в торговых переговорах между США и Китаем, конца которым не видно. От всей этой напряженности, от ужесточения торговых пошлин страдают, прежде всего, перерабатывающие отрасли, испытывающие перебои в поставках».

Сергей Пухов, старший научный сотрудник Института «Центр развития» ВШЭ: «В США динамика опережающих индикаторов указывает на замедление экономического роста. Показатель деловой активности ISM-PMI американского Института менеджеров по снабжению в ноябре снизился до 48,1%.

Что касается еврозоны, впервые с 2012 года её экономика оказалась в зоне slight recession (незначительной рецессии) в соответствие с классификацией четырех фаз делового цикла. Если в 2020 году деловой климат в Германии, Испании, Австрии и Финляндии продолжит ухудшаться, велика вероятность того, что на континент придёт полномасштабная, а не «незначительная» рецессия».

Никита Масленников, ведущий эксперт Института современного развития: «Так называемый субиндекс новых экспортных заказов снижается по всему миру 15-й месяц подряд. Это один из основных показателей спада деловой активности.

Особую тревогу вызывает ситуация в Китае, где увеличивается дефицит бюджета, экспорт находится в отрицательной зоне уже пятый месяц, а инфляция в 4,5%, похоже, уходит из-под контроля властей, которым всегда удавалось сдерживать рост цен.

Наконец, стресс-тест, который провел Народный банк Китая, подтвердил неустойчивость местной банковской системы: при наихудшем сценарии, согласно которому рост ВВП составляет 4,15% (сейчас 6,2%) обанкротятся 17 из 30 крупных и средних банков с общим объемом активов около $20 трлн. Между тем, темпы роста мировой экономики определяет именно китайская экономика.

Что касается США, то американский госдолг превышает $23 трлн, бюджетный дефицит — $1 трлн. Глава Федрезерва Джереми Пауэлл уже не располагает необходимым запасом прочности, чтобы продолжать снижать ключевую ставку».

Сергей Суверов, старший аналитик «БКС Премьер»: «Соотношение величины американского корпоративного долга к EBITDA (объём прибыли до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации) находится на экстремально высоких уровнях, более высоких чем перед кризисом 2008-2009 годов.

Пугает и рост кредитной нагрузки китайской экономики: общий долг страны к её ВВП зашкаливает за 300%. Это очень высокий показатель, предвещающий потенциальные банкротства многих низкоприбыльных китайских компаний на фоне замедления экономики. Низкие процентные ставки породили слишком много кредитных и финансовых пузырей, которые могут со временем лопнуть, тогда как меры монетарной и фискальной поддержки со стороны правительства уже исчерпаны».

Тимур Нигматуллин, инвестиционный менеджер «Открытие Брокер»: «Китай сейчас исчерпывает модель роста, связанную с урбанизацией, со строительством инфраструктуры, заводов. Новую модель они пока не нашли и, наверное, никогда не найдут, пока в стране не сменится режим и не утвердится демократия по западному образцу. Напомню, Советский Союз эту трансформацию не пережил.

Темпы роста ВВП в Китае замедляются, и в то же время Соединенные Штаты свою хронически перегретую экономику целенаправленно охлаждают. И вот эти два идущих параллельно процесса могут войти в резонанс друг с другом и привести к глобальной рецессии. Между тем, на Китай и США приходится около 40% мирового ВВП, если считать по номиналу — так что всем остальным мало не покажется».

Добавить комментарий

Adblock
detector