«Нефтью залито всё»: с хранилищами творится ад

В мае места для черного золота в России не останется вообще

Bloomberg сообщил: обесценившуюся нефть настолько «некуда девать», что американские компании стали складировать ее в емкости Национального стратегического резерва — других мест уже не осталось. Производители доплачивают за то, чтобы нефть у них забрали — хранить ее обходится дороже, да и почти негде. Часть экспертов считает: емкость мировых хранилищ полностью исчерпеается в мае. В России ситуация особенно нехороша. О том, куда в итоге будут девать нефть, мы поговорили с аналитиками.

"Нефтью залито всё": с хранилищами творится ад

«Черным золотом» заполнены все пригодные для этого емкости — хранилища, резервуары, танкеры, железнодорожные цистерны. Компании, которые могут предложить хранение нефти, озолотились.

Спрос на танкеры, нефтебазы и цистерны вырос в разы. Кстати, в Сети полно спутниковых снимков танкеров, скопившихся в акваториях европейских стран и США — избавляться от груза им негде.

Некоторые страны спасают государственные нефтехранилища. Например, у США есть четыре подземных хранилища в соляных пластах, принадлежащие стратегическому нефтяному резерву страны. Также в Америке есть огромные частные нефтехранилища, среди них крупнейшее в мире – Кушинг в Охлахоме.

А вот в России с этим беда: у нас нет самостоятельной системы хранилищ и нефтетанкерного флота. По оценкам экспертов ситуация с хранением нефти критическая.

Дело в том, что наша нефтяная промышленность работает в беспрерывном цикле, который не предусматривает длительное хранение нефти. Проще говоря, что добыли, то сразу (или почти сразу) и продали.

Цепочка выглядит так. Добывающие компании очищают сырье от примесей. Дальше оно по трубопроводам идет либо на переработку для внутреннего рынка, либо на на экспорт. На этом этапе используются резервуары — это просто «перевалочные пункты».

Как рассказали «МК» эксперты, все нефтебазы выглядят примерно одинаково. Это железные «бочки» высотой с пятиэтажку. НПЗ, например, не может переработать сразу несколько тонн нефти, поэтому из резервуара на завод она «льется» понемногу.

Нефтебазы расположены не абы где, а у трасс, железных дорог или портов. Когда со спросом проблем не было, машины, поезда и корабли везли его покупателям. Но сейчас в цистернах и танкерах нефть просто хранится.

Российские власти когда-то рассматривали идею создания нефтехранилищ в пустотах солевых пластов — по примеру США, где так хранятся 500 млн баррелей. Но от плана отказались — решили, что наращивание резервов нефти избыточно и емкости будут пустовать. 

Впрочем, в России в семидесятые годы создали свой Госрезерв с нефтью и нефтепродуктами. Однако, в отличие от США, места там тоже нет. У него, скорее, функция стратегического неприкосновенного запаса, например, на случай войны, отмечает декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, академик РАН  Елена Телегина. 

«В Госрезерве объем нефти и нефтепродуктов не превышает 2 миллионов тонн. Это только госзапасы, а не коммерческие емкости», — добавляет руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

А еще, как ни парадоксально, у нас нет государственного флота нефтяных танкеров. При этом есть госкомпания – «Совкомфлот», которой принадлежит 65 танкеров. Но стоят они не в российских портах.

«Большая часть этих танкеров приписана к иностранным портам. Это Кипр, Ливия и другие. Эти танкеры заняты также чужой нефтью, — говорит Артем Деев. — У крупнейшей нефтедобывающей компании в РФ пять судов, одно судно «Газпромнефти». Все они тоже уже заняты нефтью и нефтепродуктами».

Нанять танкеры за границей Россия не может: они все разобраны другими поставщиками. У берегов Европы и США сейчас стоят танкеры, которые не могут разгрузиться, так как хранилища на суше тоже заполнены.

На борту тридцати танкеров в портах ЕС — около миллиона тонн нефтепродуктов. 

По оценке Елены Телегиной стоимость аренды танкеров в прошлом месяце выросла в три раза: компании судорожно заполняют емкости купленной по дешевке нефтью.

«Ситуация с хранением нефти в стране критическая. По некоторым данным, кроме имеющихся танкеров загружается военная техника: нефтепродукты заливаются под завязку в танки, самолеты, автомобили», — говорит Aртем Деев.

Сколько же «черного золота» и продуктов из него Россия может хранить? «Примерно 73 миллиона баррелей), можно хранить в нефтепроводах «Транснефти», которые занимают около 70 тыс км. Это позволит убрать с рынка объемы на неделю.

Еще рассматривается вопрос о хранении излишков в цистернах РЖД. Это порядка 3 тысяч цистерн на 1,3 миллиона баррелей. Увы, это сопоставимо с объемом одного танкера класса Suezmax средней загрузки», — утверждает Артем Деев.

Быстро построить новые хранилища не получится — нужно минимум полгода. Единственный выход для России — сокращать добычу. По оценке Артема Деева, из 200 тысяч российских скважин придется консервировать минимум треть или закрывать целые месторождения.

Приостанавливать добычу придется там, где ее себестоимость слишком высокая, запасы трудно извлекать.

Может ли случиться так, что нефти будет еще больше, чем сейчас? «Нефть все равно будут добывать с разными сроками поставок. Нам «минусовые» цены не страшны.

Проблема случилась с маркой WTI, там, в американской бирже контракты и условия поставки другие. Сокращать добычу и переработку нужно. Но спрос на нефть, пусть и меньший, будет, даже если ситуация с коронавирусом будет ухудшаться», — заключает Елена Телегина.

Продолжение темы — в материале «Как остановить нефтяные скважины в России: процесс непростой»

Добавить комментарий

Adblock
detector