«Бумажное перемирие» или несколько слов о справедливости

У известного для многих ценителей отечественной поэзии Булата Окуджавы (не для рекламы упомянутого) имеется простое, но без пафоса сильное произведение: «Бумажный солдат». Казалось бы, мотив простой и всем понятный, даже несколько банальный для современной (избалованной, если позволите) аудитории. А как связать с «бумажным перемирием»?

«Бумажное перемирие» или несколько слов о справедливости

Довольно просто, на первый взгляд: перемирие, которое есть только на бумаге. Дипломатическое творение, которое четвертый год позволяет продолжать боевые действия на территории Донбасса, «не предвещая наказания» военным преступникам, по факту. Но есть и еще некоторый смысл в данной формулировке, который неразрывно связан и с дополнением, в котором затронута тема справедливости…

Яркий, словно падающая звезда, озорно шуршащий «сапог» (снаряд, выпущенный из СПГ-9) с дикой скоростью мелькнул над головами и разорвался перед забором ближайшего разбитого дома. Осколки хлестнули по стене и деревьям, посыпались ветки вперемешку с кусками шифера и земли, с треском завалилась ограда. Поднявшееся облако пыли, подсвеченное лунным светом, немного разбавляло абсолютно темный тон ночного пейзажа. Хлопок, парой секунд позже очередной «бешеный метеорит» прошуршал над головой и разорвался чуть далее, уже за домом: летел в стороны тот же шифер вместе с изломанными ветками и элементами каркаса виноградника. Стрелковое оружие дополняло «ночную идиллию», разрезая пространство вокруг свистом пуль и ворчанием рикошетов. Покоцанная каска бойца, сидевшего рядом, иногда тускло отражала вспышки «прилетов» и выстрелов. Из не менее потрепанного «тапочка» (аббревиатура «ТА» (телефонный аппарат) – потому и назвали «тапочек» или «тапик») периодически доносился голос бойца из соседнего поста: тот сообщал о каждом близком разрыве. За лесопосадкой горело поле, в блиндаже тяжело дышали после перебежки бойцы, а летнее небо очаровательно мерцало далекими звездами. Мины, вгрызаясь в землю, явно стремились обрушить стенки ближнего блиндажа. После нескольких мощных разрывов единственная маленькая комнатка, освещаемая тусклой мигающей лампой, была заволочена густой пылью. Один из бойцов в несколько прыжков перебрался из «норы» в менее запыленный окоп и уселся рядом. Глаза его заметно блестели, отсвечивая лунный свет, решительность и искры войны.

— На днях был в Стаханове. – Решил поделиться он размышлениями со мной и еще одним товарищем. – Тишь да благодать там, а я сцепился с одним по поводу войны, и он мне всё о том, как надо воевать, как не надо воевать, об отсутствии смысла, а остановились на том, что её и нет уж вовсе, войны-то. А что мне ему ответить? Все одно не поймет. У них, приезжих, жизнь другая: родная хата только там, где хорошо.

Очередной снаряд рванул поближе, чем остальные, по ушам заметно хлопнуло, воздух колыхнулся даже в окопе, сверху посыпалось немного веток и земли. После слов парня я невольно посмотрел в сторону, где на горизонте хорошо был заметен свет больших городов: того самого Стаханова и других, от которых война чуть уже отошла. Отсюда, с «бахмутской» трассы, которая тянется вдоль господствующей высоты, хорошо видно мирно спящие города Донбасса. Здесь, всего в нескольких километрах от них в огне перемирия сгорают лучшие сыны Отчизны….

— Ты, с камерой. – Обратился боец ко мне. – Ну, ты хоть покажи, как оно нам. Вон хлопцев ранило на днях, вон Вову сними, тоже в окоп прям залетело. Война у нас и не заканчивалась. На большой земле «правильные» люди о справедливости судят, хорошо им там, попивая пивко на лавочках.

И тогда я понял: справедливость, наверное, тут, в окопах этих ребят спряталась от того мира. Сидит с ними она, родимая, и выбирает, кого сразит сегодня осколок, а кого обойдет. А ребята эти искренние и настоящие мужчины, по-детски наивные порой. А платят именно они дорогой ценною за тех, кто мирно спит в светящихся на горизонте домах. Бумажные солдаты, которые сгорают в «бумажном перемирии». Сильные, честные, обреченные. Бывает в жизни такое, что нужно нести тяжкую ношу судьбы, хотя мог и бежать, поддавшись слабости и страху. И вот они несут. А еще они просили написать правду о перемирии. Пишу: настоящего перемирия нет. Люди гибнут. Многим господам в тыловых городах и столицах (ударение можно ставить и на вторую «о») дела особо и нет. А зря, справедливость настигает постепенно каждого….

Перемирие продолжается. Донбасс находится всё в том же напряжении, что и ранее. Только настроение населения, порой, падает до крайне низких отметок. Причина сего действа проста: неопределенность. Люди не знают, какое будущее им ждать. Тысячи людей едут в Россию, тысячи людей едут на Украину, тенденция к переезду в Харьков молодых людей из шахтерских городов становится все более стабильной. Это заставляет задуматься о многом. В самом обществе, скажем образно, «донбассовском», нередки конфликты на этой почве. Главная грань противостояния проходит между теми, кто пробыл на многострадальных территориях всю войну и теми, кто «отсиделся» (выражаясь языком жителей Донбасса) где-то вдалеке и вернулся, рассказывая теперь другим о том, как им нужно жить. Конечно, это серьезная проблема, которая пока что едва-едва выглядывает «над поверхностью воды», но в будущем может стать катастрофой.

Недовольство, скорее даже – отчаяние, во многих случаях, имеет множество причин. Но главная – бесперспективность. Обычный человек не верит в то, что ситуация будет налаживаться. Другая сторона конфликта, которая для жителей этих территорий является агрессором, не идет навстречу, война продолжается. Вялотекущая, медленная, «тлеющая», но все же уносящая жизни и ломающая судьбы война. Пока вопрос войны и статуса Донбасса не будет решен, у людей не так много поводов для веры в стабильное будущее…

Добавить комментарий

Adblock
detector