Горловка: первые снаряды

14 июня. Суббота. 04:30. Штурмовик ВВС Украины СУ-24 нанёс авиаудар по зданию Горловского горуправления милиции. День, когда в небе над нашим городом даже у облаков затрещали хребты. Шесть лет назад Горловка проснулась городом без гражданства. Шесть лет назад каждый ее житель получил окончательный ответ на вопрос: «Быть ли войне?». И именно этот день многие вспоминают, как Начало. Окончательное, переломное, непоправимое. Наша земля впервые приняла в себя снаряды украинской армии. Именно тогда появился страх перед небом

Горловка: первые снаряды

Было два самолёта. Один сбили. Люди шли своими глазами увидеть то, что произошло. Вокруг здания стояло оцепление из вооруженных людей. «Шесть человек ранено. Нет, семь. Или шесть? Двое погибли. Один погиб. Раненые в реанимации», — город гудел и передавал информацию из уст в уста. Официальная пресса молчала. Горловка узнала, как звучит война, как принимает решения, как резко и бесцеремонно скальпелем снимает иллюзии мирной жизни с живого лица.

Этот день не принято вносить в официальную историографию военных действий в Горловке. Приняли… да, именно приняли войну горловчане потом. После ещё нескольких авиаударов по Гольмовскому, первым прилётам от украинской артиллерии по посёлкам шахты 6/7 и Мичурино в ночь с 21 на 22 июля. И, конечно же, «Кровавого воскресенья». А что было 14 июня? Ошибка? Военная операция? Отголоски Славянска? Это было уже то, что не хотелось признавать, во что верить, с чем соглашаться. Хрипящее болью небо Горловки. Конец «до» и начало «во время». Подлое начало. Самоуверенное от своей безнаказанности. Играющее мускулами, но проигрывающее будущему.

В этом году ДНР первый раз официально (уточню — в официальном статусе государственного праздника) отпраздновала День России. Но мы же не Россия. Официально не Россия. Так говорит сама Россия. Хотя люди, которые приезжали сюда из нее, да и местные ополченцы воевали за неё. Да, за Донбасс, но защищали и Россию. И первый авиаудар Горловка приняла за неё. Потому что эти люди защищали Родину, граница которой начиналась где-то на 169 меридиане западной долготы и заканчивалась уже здесь — возле Славянска, Горловки, Донецка. Им, воюющим до сих пор, говорят: «Уезжайте, сейчас вы воюете не за то, за что начинали шесть лет назад». А они упрямо качают головой. Ведь не может быть так, что в 2014 году они защищали одну Родину, а теперь она оказалась другой. Почти тридцать лет назад они уже отдали часть своей Родины и теперь горит их земля, возле их дома. Не «договорами», а в прямом смысле слова. И при слове Россия они, конечно, грустно улыбаются, но для них она остается все еще той Большой Родиной, которой их лишили тридцать лет назад. Той, в которой они родились, а некоторые даже присягали.

Один мой знакомый говорит, что война в Горловке закончится тогда, когда он увидит в небе российские самолёты. Потому что здесь она началась с неба и им же должна закончится. Таково его мнение. Но многие ли из тех, кто тогда защищал Горловку доживут до этого? Их и так уже осталось немного. Им тяжело. И их сгибает время. Но они упрямо поднимают голову вверх. Они помнят, как и мы, мирные, что война начинается с неба. Проходит через сердца и неизменно заканчивается землёй.

Егор Воронов, ДНР

Добавить комментарий

Adblock
detector