Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

Масленицу 2020 года на окраинах Донецка традиционно встречали под звуки артиллерийской канонады. Накануне праздника были обстреляны пгт. Александровка и «Трудовские», относящиеся административно к Петровскому району Донецка. Причем в Александровке пострадал самый центр поселка — здание действующей школы, где учатся дети со всей округи.

Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

Дежурная Лилия Михайловна рассказала, что обстрел, от которого пострадала школа, был 29 февраля, в субботу, во второй половине дня.

Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

«По поселку сильно стреляли, в результате на четвертом этаже осколками разбило стекло. Хорошо, что это пришлось на выходные и никто не пострадал», — сообщила она.

По словам Лилии Михайловны, живущей неподалеку от пограничного блокпоста, возле серой зоны, в последнее время военная ситуация в Александровке обострилась.

«Сейчас все очень плохо. Начинаем вспоминать 2014 — 2015 годы», — отметила она.

Александровку и Трудовские обстреливают со стороны подконтрольной ВСУ Марьинки, к которой они прилегают практически вплотную. Так, последние дома Александровки и Марьинку разделяет всего лишь небольшая балка — не более полукилометра шириной. А это означает, что опасность для мирных жителей представляет не только артиллерия, но и обычное стрелковое оружие. Впрочем, оба этих района регулярно обстреливают из запрещенных минскими соглашениями калибров.

Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

Трудовские -один из наиболее пострадавших районов на линии соприкосновения, который до сих пор обстреливают практически ежедневно. Весь быт здесь заточен под фронтовые реалии — магазины прикрыты мешками с песком, которые должны уберечь окна от осколков. Заборы, склады, жилые дома — практически все строения имеют следы от осколков, а многие здания так и стоят разрушенными после прямых попаданий.

Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

Навес на автостанции «Трудовские» навряд ли способен защитить от дождя, так как во время регулярных прилетов он превратился в решето. При этом сюда регулярно ходит общественный транспорт, здесь работает немало магазинов, и жизнь идет своим чередом, хоть для непривычного взгляда она похожа больше на выживание.

Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

Один из снарядов, прилетевших на Трудовские накануне Масленицы, попала в дровницу во дворе дома, в котором живет Татьяна со своей внучкой Викой. Девочке из-за состояния здоровья нельзя нервничать, и родители, которые жили в серой зоне Александровки (на территории так называемой нейтралки, уже за блокпостом ДНР) отправили ее к бабушке, где было потише (об этой семье и девочке Лере я писала в репортаже об Александровке, а теперь по иронии судьбы встретилась с ней уже на другом участке фронта). Сейчас это «потише» стало весьма условным. Обстрелы ведутся непредсказуемо, в разное время суток, но, конечно, тяжелее всего бывает по ночам. Снаряд, хвостовик которого был найден хозяевами утром, прилетел в восьмом часу вечера.

Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

«Обстрел начался где-то в половине седьмого и минут в 15 восьмого попало к нам. Около 45 минут, получается, длился этот обстрел. Стреляли со стороны Марьинки, я прекрасно видела огненные вспышки оттуда. Я только хотела выглянуть и посмотреть поближе, как грохнуло совсем рядом. Я перепугалась. Они (ВСУ — прим. EADaily) стоят или на дачах или, может быть, с двухэтажки стреляют. Кто их знает. Главное, что летело точно с этого направления. И с этого же направления в тот вечер попало на Карнавальную, 13, чуть выше нашего дома», — рассказала женщина.

Хоть у Татьяны есть погреб, прятаться в нем она не рискует, так как он находится прямо на траектории обстрела. Живущие на фронте мирные жители хорошо выучили за годы войны эти пути, и могут запросто сказать, какая часть их огорода является наиболее безопасной.

«Мы укрываемся в дальние комнаты, потому что в погреб нам никак нельзя спускаться. Летит со стороны Маринки, а погреб находится как раз на линии обстрела, нас может просто засыпать, поубивать нашими же банками с соленьями», — объясняет Татьяна.

Она все время жила на Трудовских, в августе 2014-го года пережила прямое попадание в свой дом. Его крыша до сих пор стоит неотремонтированной, так как для красной зоны неохотно выделяют стройматериалы — слишком велик риск новых разрушений.

Обстрелы окраин Донецка возвращаются на уровень 2014 года

Вика, которую родители отправили из серой зоны к бабушке в надежде, что тут будет спокойнее, рассказала, что до вчерашнего вечера это так и было.

«Я уже давно такого обстрела не припоминаю. Конечно, мне было страшно», — говорит девочка.

Она учится в школе на Петровке, и регулярно ходит на побитую осколками автостанцию к серым пазикам по тропинке мимо продырявленных осколками заборов. Девочка не знает, почему ее улица, на которую был прилет, именуется Карнавальной, но сейчас это название усиливает ощущение парадоксальности и неестественности всего происходящего вокруг — непрекращающихся шестилетних обстрелов, продуктовых магазинов с мешками песка вдоль окон, цветочных ваз в цинке от патронов и привычности, обыденности фронтовых сводок.

Кристина Мельникова, EADaily

Добавить комментарий

Adblock
detector