Нобелевскую премию по экономике впервые получила супружеская пара

А всего лауреатов трое, и они считаются «юнцами»

Нобелевскую премию по экономике 2019 года разделили трое: Эстер Дюфло (Франция), Абхиджит Банерджи (Индия) и Майкл Кремер (США), которых отметили за «экспериментальный подход в облегчении бедности».

Нобелевскую премию по экономике впервые получила супружеская пара

Особой сенсации в нобелевском триумфе Дюфло, Банерджи и Кремера нет: в лонг-листе кандидатов на премию они фигурируют уже несколько лет. Но и к фаворитам первого ряда ни букмекеры, ни коллеги по экономической науке их не относили. Тем не менее именно они поделят премиальные 9 млн крон (свыше $900 тыс. по текущему курсу).

Несмотря на то что экономика имеет дело с цифрами и математическими моделями, точной наукой она, как известно, не является. Поэтому за лауреатством ученых эксперты пытаются «считать» некие социальные смыслы. На сей раз их по крайней мере два. Во-первых, явно поднимается на щит борьба с бедностью: во многом ключевая проблема для современного мира. Во-вторых, заслуга победителей этого года не только в том, что они продвигали экономическую теорию, но и в том, что они проводили ее испытания «в полевых условиях».

В частности, в середине 1990‑х годов Кремер и его коллеги продемонстрировали, «насколько мощным может быть экспериментальный подход — они использовали полевые эксперименты, чтобы протестировать меры, которые могли бы улучшить школьные результаты в Западной Кении». Банерджи и Дюфло позднее провели аналогичные исследования в других странах, включая Индию. Их экспериментальные методы исследования в настоящее время «доминируют в экономике развития», отметили в Нобелевском комитете.

Состав победителей этого года примечателен и своей национально-гендерно-возрастной спецификой. По своему национальному происхождению они представляют три страны, но все трудятся в американских университетах, где и сделали себе научное имя и добились международного признания. Кроме того, в ареопаге нобелевских лауреатов, получающих премии, как правило, на восьмом-девятом десятке, нынешних можно считать просто юными. Банерджи — 58 лет, Кремеру еще нет 55, а Дюфло и вовсе 46. Она и Банерджи стали к тому же первой супружеской парой, совместно получившей Нобелевскую премию по экономике. Победа Эстер Дюфло примечательна еще и тем, что она всего лишь вторая женщина-экономист, удостоившаяся нобелевского лауреатства. Первой была американка Элинор Остром в 2009 году. Кстати, Дюфло неплохо знает русский язык, работала в Москве и защитила диссертацию по истории первой пятилетки в СССР.

Известный российский экономист, профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики Константин Сонин, еще семь лет назад причислял нынешнюю тройку победителей к фаворитам «нобелевки». Их главным вкладом в мировую копилку экономической мысли он считает именно использование экспериментальных методов.

«Что такое полевой эксперимент? Вместо лаборатории используется что-то, что проводится в реальной жизни и без всякого эксперимента, но к этому добавляется специальная компонента — например правильно подобранная «случайность». У нас в стране оценку программ (это относится к любым массовым проектам) с помощью рандомизированных экспериментов не проводят, а зря: это примерно такое же отставание в технологическом плане, как если бы чиновникам запретили пользоваться мобильной связью», — поясняет профессор Сонин.

Тех, кто хочет глубже разобраться в проблеме, он отсылает к публичной лекции Дюкло «Экономист как водопроводчик», рассказывающей о том, как полевые эксперименты позволяют разрабатывать и проверять масштабные проекты по борьбе с бедностью. «Мировой банк борется с бедностью десятилетия, а в XXI веке борьба переместилась внутрь крупнейших стран — Китая, Индонезии, Бразилии, но до появления полевых экспериментов точных методов анализа последствий не было», — утверждает Сонин.

Премия по экономике традиционно закрывает нобелевскую неделю. В отличие от пяти других она не была учреждена Альфредом Нобелем в 1901 году. Ее учредил Банк Швеции в 1968 году, и официально она называется «памяти Альфреда Нобеля». С тех пор она является предметом ожесточенных споров. Вот и на днях агентство Блумберг опубликовало колонку с размышлениями о том, что не так с Нобелевской премией по экономике. Автор, экс-глава Банка Англии Мервин Кинг, напомнил, что эта премия порой достается ученым, которые придерживались диаметрально противоположных взглядов. Такое невозможно представить в физике, химии или математике. Кинг пишет: сложно назвать «открытиями» достижения науки, которая ставит вопросы, но не дает на них ответы.

Присуждение нынешней премии можно рассматривать как ответ критикам. Что может быть актуальнее для современного мира, чем борьба с бедностью, и что может быть надежнее, чем испытание экономических теорий в реальных «полевых» условиях?

Добавить комментарий