Замглавы МИД РФ: ситуация в Венесуэле становится определяющей для международных отношений

Замглавы МИД РФ: ситуация в Венесуэле становится определяющей для международных отношенийСергей Вершинин© Валерий Шарифулин/ТАСС

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин, возглавляющий российскую делегацию на 40-й сессии Совета ООН по правам человека в Женеве, рассказал в интервью ТАСС о ситуации вокруг Венесуэлы и Сирии, ответил на вопросы о разных подходах к курдской проблеме, а также подчеркнул неприемлемость практикуемой США тактики угроз.

— Сергей Васильевич, прорабатывается ваша встреча в рамках 40-й сессии Совета ООН по правам человека с министром иностранных дел Венесуэлы. Что планируется обсудить? Куда движется ситуация в республике?

— До встречи трудно говорить о том, как конкретно пойдет разговор. Вместе с тем понятно, что разговор будет сосредоточен на самых актуальных и важных вопросах, которые происходят вокруг и в этой стране в последние дни.

Мадуро против Гуайдо. Что происходит в Венесуэле?

Российская позиция на этот счет неоднократно высказывалась публично. И в своих контактах в двустороннем плане мы это подтверждали. Мы абсолютно против навязывания всех возможных вариантов силового решения в Венесуэле. Мы стоим на позиции уважения принципов устава ООН, который предусматривает, естественно, невмешательство в суверенные дела любого государства, в том числе Венесуэлы. Мы стоим за то, чтобы венесуэльцы сами нашли через диалог мирным путем решение своих вопросов, своих проблем, с которыми они сталкиваются.

Совершенно беззастенчивую тактику угроз, совершенно открытое давление на законные власти Венесуэлы, к которым прибегают в последние дни США, мы считаем абсолютно недопустимым и опасным явлением в современном мире как с точки зрения повышения напряженности в этом регионе конкретно, так и с точки зрения того, какими мы все — международное сообщество — хотели бы видеть международные отношения сегодня и в будущем.

— Ваша встреча в кулуарах со спецпосланником генерального секретаря ООН по Сирии Гейром Педерсеном — это полноценная встреча или ожидаются еще контакты?

— Нет. Как вы понимаете, событие такого уровня, как высокий сегмент заседания Совета по правам человека, который сейчас проходит в Женеве, является хорошей возможностью для разговора и для встреч с большим количеством влиятельных политических лиц и персонажей.

У меня только что состоялась подробная беседа с генсекретарем ООН Антониу Гутерришем, на которой затрагивались вопросы и общего плана, и того, как мы видим и понимаем правозащитную тематику, работу на правозащитном направлении в целом. Обсуждался также ряд конкретных региональных проблем, которыми занимается и ООН, в первую очередь Совет Безопасности. Эти конфликтные ситуации, эти конфликтные вопросы, эти очаги напряженности у всех на слуху. Речь идет о положении в Сирии, в Йемене, в Ливии — о тех ситуациях, где, конечно же, ООН через активные усилия генерального секретаря и его спецпосланников делает многое для нахождения решений через мирный диалог. Хочу сразу подчеркнуть, что сказал генсекретарю ООН: мы эти решения и усилия ООН поддерживаем очень энергично.

Что касается вышего вопроса по контактам со спецпосланником генсекретаря ООН по Сирии господином Педерсеном, то у нас эти контакты уже начались. Он был в Москве, где мы его принимали. Продолжим с ним общаться и здесь по всему блоку вопросов политического урегулирования в Сирии.

— Как далеко мы находимся от завершения формирования конституционного комитета Сирии?

— Я бы, наоборот, сказал, что мы близко подошли к завершению формирования конституционного комитета. Хотел бы выделить значение того, что было сделано Россией и ее партнерами по астанинскому процессу, астанинской платформе — Ираном и Турцией. Как вы помните, именно в рамках астанинского формата были предприняты очень серьезные усилия в последний год по тому, чтобы снизить напряженность и уровень насилия в САР.

Нам удалось достичь решающего перелома с точки зрения стабилизации ситуации в стране

Сегодня ситуация в стране намного более стабильная, меньше насилия. И в конце концов сделано главное по существу — разбит терроризм в Сирии. Остаются, естественно, его очаги. Они известны. В первую очередь в Идлибе, в некоторых пунктах в Заевфратье. Еще многое предстоит сделать, но все это мы собираемся предпринимать в координации с ООН, с господином Педерсеном, отталкиваясь от главного — нашего уважения и приверженности суверенитету, независимости и территориальной целостности Сирии. Это не простые слова сегодня. Как вы понимаете, страна выходит из глубочайшего кризиса, из глубочайшего конфликта. Этот выход должен быть сделан в интересах всех сирийцев. Должна быть обеспеченность преемственность сирийского государства.

— Как будет решаться ситуация с сирийскими курдами, учитывая различие позиций Дамаска и Анкары?

— Самое главное — четко отдавать себе отчет, что сирийские курды являются неотъемлемой частью сирийского народа. В этом смысле мы, конечно, поддерживаем тот диалог, который ведется между курдами, населяющими известные районы Сирии (в первую очередь на северо-востоке, севере), и Дамаском.

История сирийских курдов. Досье

Мы считаем, что речь идет о том, чтобы сами сирийцы, включая курдов, решали то, какой будет их страна, как им жить в ближайшем будущем, как им вернуться к мирному строительству своей родины. В этом смысле то, что происходит сейчас, очень важно. Мы говорили о том, что уход тех, кто незаконно находится на территории Сирии, уход американцев в первую очередь с территории Заевфратья, может быть позитивным шагом. Потому что опять же речь идет том, чтобы было проявлено уважение к суверенитету и территориальной целостности Сирии.

Мы говорим о том, что именно через диалог Дамаска и курдов должно решиться то, как будет устроена жизнь всех без исключения простых сирийцев независимо от их этнической и конфессиональной принадлежности.

— Уход американцев из Сирии вы расцениваете как позитивный шаг. Но может ли этот шаг привести к ухудшению безопасности в стране?

— Я не думаю, что это может ухудшить ситуацию в Сирии. Напротив, мы считаем, что восстановление контроля центрального правительства над всей территорией Сирии, в том числе территорией Заевфратья, является тем шагом и теми действиями, которые дадут больше безопасности. Естественно, при этом должны быть учтены и обеспечены интересы людей, непосредственно проживающих на этой территории. А на этой территории проживают не только курды. Есть там и арабские племена. У всех этих исконных жителей Сирии есть свои интересы. Нахождение через диалог общего знаменателя в рамках опять же политического урегулирования было бы большим плюсом для стабильности и безопасности Сирии.

— Сергей Лавров на днях сказал, что допускает присутствие российской военной полиции на сирийско-турецкой границе. На каком этапе находится этот вопрос?

— И российская военная полиция, и российские военные советники и специалисты находятся в Сирии, как вам известно, уже определенное время по приглашению законного правительства Сирии. Они пришли туда по этому приглашению для того, чтобы помочь сирийцам разбить террористов. На мой взгляд, это очень благородная миссия. Главное — эта миссия дала свои результаты.

Поэтому, по нашей оценке, российское присутствие в Сирии оказывает абсолютно стабилизирующее воздействие на ситуацию

И частью этого присутствия является работа российской военной полиции. С удовлетворением отмечаю, что деятельность нашей российской военной полиции — это подтверждают и СМИ, и наблюдение на местах — очень тепло и хорошо воспринимается местным населением. Для нас это очень серьезный показатель.

— Приедет ли Башар Асад на экономический форум в Ялту в апреле?

— Я могу только одно сказать: на этом форуме в Ялте в прошлом уже было серьезное, весомое присутствие сирийских партнеров. Я думаю, что это надо продолжать. А решение, на каком уровне это будет сделано, остается, естественно, за сирийской стороной.

— Планируются в ближайшее время визиты Сергея Лаврова в страны Ближнего Востока?

У нас активная деятельность идет в том, что касается работы с ближневосточными странами. В планах, бесспорно, есть такие визиты на Ближний Восток и в регион Персидского залива.

Беседовали Иван Колыганов, Константин Прибытков

Добавить комментарий

Adblock
detector