Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Корреспондент НАШЕЙ побывал вместе с группой на горе Демерджи, где экстремалы побили новый рекорд

Экстрим, новые ощущения, боль и доля страха… Прыжки с парашюта, роупджампинг, подвещивание на крюках. Первое, что приходит в голову, когда слышишь об этих вещах – зачем люди такое делают? Я решила ответить на этот вопрос и показать весь процесс изнутри, в этом мне помог Андрей Дубик – человек, который уже несколько лет занимается модификацией тела и подвешиванием людей за железные, острые крюки.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Дикий и незабываемый проект

Свой новый проект он решил реализовать на одной из крымских вершин, на горе Демерджи. 1356 метров над уровнем моря, бескрайние просторы склонов и яркий закат – вот что увидели два смельчака, которые решились испытать незабываемые ощущения и разрешить проколоть свои тела в ходе ритуального подвешивания. Но не будем забегать наперед.

Дорога на гору заняла 2,5 часа, для заядлого спортсмена тропа покажется легкой прогулкой, но нам, людям без особой подготовки, пришлось попыхтеть. Самый тяжелый вес, около 20 килограмм пришлось нести мастеру проколов и по совместительству нашему гиду – Андрею Дубику. Его рюкзак вмещал важные снаряжения: альпинистские веревки, крепежи, коврики, кожаную сумку врача с иглами и крюками для подвешивания.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Поднявшись на гору, мы увидели две вышки-отражателя, которые были построены еще в годы СССР для передачи сигнала телевещания. Именно на них Андрей готовился протянуть трос и совершить подвешивание.

"Черт, мне страшно!"

Сам процесс подготовки занял порядка трех часов, видно было, что  мастер ужасно переживает за реализацию проекта, ведь лелеял его в своей голове целый год. Все карабины готовы, тросы натянуты, коврики расстелены, ребята приготовились к проколам.

– Черт, мне страшно, наверное пошел я домой, спасибо за экскурсию, ребята, – шуточно говорит первый доброволец Миша и нервно хихикает.

Все окружающие на миг рассмеялись, напряжение улетучилось, все шло так, как было задумано.

– Нет, Миша, – ответил Андрей, – хотел-получай, дороги назад уже нет. Ты об этом не пожалеешь.

Михаил лег на заранее подготовленные коврики, мастер проколов достал свой черный, кожаный чемоданчик с иглами, крюками, ватными тампонами и остальными принадлежностями.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Сначала он занялся разметкой, на спине добровольца нарисовал 4 маленьких крестика, чтобы понять, где должны быть проколы.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Надев медицинские маску и перчатки, Андрей достал иглу примерно в 8 сантиметров с отверстием и начал прокалывать кожу Мише.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

– Не дергайся, – сказал он в процессе, – просто кожа у тебя, как ремень – толстая, нужно потерпеть.

"Перед подвешиванием я разрешаю выпить"

В проколы сразу вогнали крюки размером 10-12 сантиметров толщиной в 5 миллиметров, и смазали их вазелином для хорошего скольжения. Все иглы и крюки стерильные и одноразовые, делаются специально на заказ токарем, их затачивают до нужной остроты и размера. Стоить добавить, что все делали без какой либо анестезии.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

– Я разрешаю ребятам перед этим выпить немного алкоголя, боль притупляется, и все происходит как-то легче, но опять-таки перебарщивать тоже не стоит, – признался Андрей.

Недомогание и смех

К инородным предметам в своем теле пришлось привыкать, Миша долго ходил из стороны в сторону, и буквально через пару минут начал широко улыбаться, подшучивать.  

– Я решился на подвешивание уже второй раз, первый был в мае на симферопольском водохранилище. Ощущения незабываемые, больнее всего перетерпеть сам прокол и первые полминуты на крюках. Дальше всё как в тумане, все мышцы напряжены, но мысли совершенно ясные, это и позволяет достичь некой невесомости, состояния транса, – поделился Миша.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

"Как я стал фриком"

Пока парни готовились к следующему подвешиванию, я поинтересовалась у Дубика, почему он выбрал такой образ жизни. К слову, тело парня на 80% покрыто татуировками, также есть тоннели в ушах, раздвоен язык, проколоты щеки и белок глаз залит зеленым пигментом.

– Когда я в 17 лет начал модифицировать свое тело, все мое окружение воспринимало это в штыки, 70% друзей отсеялось. Сейчас-то уже все ко мне относятся с уважением, но так было не всегда… Я когда-то был инвалидом, парализованным, слепым, глухим, немым, заново учился ходить и говорить. В 13 лет у меня случился полный геморрагический инсульт, на тот момент я был единственным человеком в Украине, который выжил с таким диагнозом. Это случилось только благодаря украинской медицине, тогда хорошо была развита криомедицина, и меня спасли стволовые клонированные клетки. Остался пирамидальный тремор, две гематомы в мозге, еще я не чувствую правую руку, и на всю жизнь остался инвалидом 3-й группы. Поэтому быть фриком в обществе мне не ново, причем я им стал в самом злом обществе – детей 12-13 лет.  Мне приходилось переживать оскорбления, злые взгляды. Естественно, после этого я стал фриком, и теперь мне комфортно, вокруг люди, которым без разницы, какая у меня внешность и физиологическое состояние.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

"Потеря сознания – нормальная реакция"

Следующим на прокол лег Глеб – доброволец номер два, он уже давно дружит с Дубиком, который стал для него не только приятелем, но и наставником. Глебу пришлось проходить это впервые, по его словам, эмоции зашкаливали, но вел он себя совершенно спокойно. После прокола состояние немного изменилось, Глеб почувствовал легкое недомогание, побледнел, но Андрей успокоил:

– Вы не переживайте, это нормальная реакция на первый прокол, некоторые даже теряют сознание, но это не вредит здоровью. Я все держу под контролем.

Как только первый этап подготовки был завершен, мастер подвешивания подозвал к себе Михаила и сказал ему готовиться. К крюкам он присоединил небольшие карабины с тросами.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

– На вид они очень тонкие, но на самом деле выдерживают около 200 килограмм – добавил Андрей.

Почти интимный ритуал

Спустя 15 минут мастер начал подвешивание, заранее прикрепив снаряжение к тросам. Прежде, чем поднять человека в воздух, он попросил соблюдать тишину, и вмиг все вокруг затихли. Постепенно и медленно Андрей тянул трос, Миша поднимался все выше, первые минуты он привыкал к необычному состоянию, но уже через миг улыбнулся и добавил, что чувствует себя "кайфово".

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Экстремал со всеми задорно болтал, "бегал" в воздухе и даже пытался сделать сэлфи. Помехой стал сильный, холодный ветер, который обжигал ледяным воздухом. Но это не единственное, из-за чего команде стоило торопиться. Долгая дорога и подготовка заняла много времени, подвешивание мастер начал совершать уже на закате, на улице стремительно темнело. Поэтому Мишу спустя минут десять поставили на землю, от этого он вскрикнул, как оказалось позже, не от боли…

– Глеб, ты на очереди, готов? – произнес Андрей.

В ответ парень кивнул и медленно подошел на место подвешивания, из-за явной слабости он пытался не разговаривать. Постепенно и медленно мастер поднял второго добровольца. На миг Глеб потерял сознание, но сразу же пришел в себя, пока он ловил свой прилив смешанных чувств, я поговорила с Мишей, который уже пришел в себя.

– Я ощущал сильное жжение в тех местах, где есть проколы, чувствовал, как кожа отходит от мышц и слышал характерный звук – хруст. Но позже, в организме выделился гормон адренохром, болевые ощущения притупились, я почувствовал состояние невесомости. Когда меня опустили на землю, я вскрикнул из-за прихода своеобразной эйфории, все обострилось, напомнило оргазм.

"Мы не мазохисты и ничего аморального тут нет"

Также я решила пообщаться с Андреем и выяснить, как он научился подвешивать людей за крюки, зачем они решаются на подобные поступки, и что это им дает.

– Учился я в процессе, специальных курсов для этого нет, ведь это несертифицированный род деятельности. И все же базовые медицинские знания необходимы, я проходил ради этого курс. Я умею подвешивать людей за все, что угодно: локти, колени, спину, икры, голени, грудь, низ живота и так далее. Ничего аморального в этом нет, такую боль может стерпеть любой человек.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Как добавил Андрей, у всех разные мотивы для подвешивания и разная реакция на это. Таким образом некоторые пытаются себе что-то доказать, но другие вкладывают в процесс глубокий смысл.

– Я понимаю это со стороны медитативной практики. Уединение, умиротворение, абсолютно другое взаимодействие твоего тела и гравитации – вот, что мы преследуем, делая это. Часто по незнанию люди говорят, что мы — моральные уроды, не понимая, что это совершенно никак не граничит с мазохизмом. Подвешиванием занимаются многие, чаще всего это обычные, цивильные люди, которые устали от рутинной жизни и хотят попробовать что-то новое. В этом году из неожиданных клиентов была девушка, которая профессионально занимается теннисом, является тренером. После процесса она осталась очень довольна, получила удовольствие и практику.

Справка от НАШЕЙ: Подвешивание уходит корнями в историю североамериканских индейцев. Индейцы применяли подвешивание в ритуалах инициации мальчика в мужчину и в шаманских практиках. Шаманы использовали этот метод для входа в транс и общения с духами, а будущие воины должны были переживать переворот в сознании и, превозмогая себя, оставались подвешенными до тех пор, пока кожа не обрывалась. 

К слову, кожа у людей, которых подвешивал Дубик никогда не обрывалась, ведь все манипуляции делаются правильно, без риска здоровью.

Сейчас мастер подвешивания пытается не рекламировать этот процесс, чтобы не превращать его в мейнстрим, поэтому мало кто знает о подвешивании в Крыму.

"На мгновение отключился"

Глеб провисел на крюках недолго, приблизительно 1-2 минуты. По его словам, в процессе у него начала сильно болеть спина, особенно тянуло в районе копчика.

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

Некоторое время я его не стала дальше расспрашивать, ведь человек после подвешивания находится в некой прострации. И лишь спустя 15-20 минут экстремал поделился эмоциями.

– Тянуло неприятно, но получил кайф, когда все позвонки прохрустели. Первый раз очень сложно отпустить все мысли, мозг все равно думал о боли, надеюсь, в следующий раз будет проще. На мгновение я даже отключился, хоть и сам того не ожидал, но после "приземления" почувствовал себя просто офигенно!

 Потеря сознания, немыслимая эйфория и жгучая боль: крымчане подвесили себя на крюки на высоте 1350 метров

"Я счастлив, что проект удался!"

После этого парням сняли крюки и сделали массаж, чтобы выгнать скопившийся под кожей воздух. Раны продезинфицировали, из медицинской пеленки вырезали ласкуты и приклеили их лйкопластырем.

– Переживать о том, что остануться шрамы не стоит, четыре маленьких точки, похожих на комариные укусы – вот и все, что будет на месте прокола, – успокоил Андрей.

На этом эксперимент Дубика закончился. Проект, который он грезил осуществить столько месяцев, превратился в реальность. Два парня висели на крюках на высоте более 1350 метров над уровнем моря.

– Аналогов такого же проекта не было во всем пространстве СНГ, а может, и во всем мире! Я очень счастлив, что все правильно рассчитал, ребятам понравилось, теперь это место станет для них особенным, куда они смогут прийти помедитировать, остаться наедине с природой.

Подвешивание на крюках. Крым, Демерджи.

Добавить комментарий

Adblock
detector