Россию превратили в фейковую отличницу международных бизнес-рейтингов

Почему показатели Всемирного банка далеки от реального положения дел

Отечественным юношам, обдумывающим житье и желающим дерзать на ниве частного предпринимательства, ежегодный рейтинг Doing Business будет плохим подспорьем. Он может создать ложное представление о России как о стране, планомерно, шаг за шагом облегчающей условия ведения бизнеса для всех тех, кто искренне надеется овладеть (или уже овладел) профессиональными навыками этого, бесспорно, благого занятия.

Россию превратили в фейковую отличницу международных бизнес-рейтингов

Между тем Всемирный банк (ВБ), этот беспристрастный и уважаемый международный институт, не замеченный в симпатиях к России, из года в год ставит нашу страну на более высокую позицию в своем авторитетном докладе о состоянии бизнес-среды в 190 государствах планеты. Сейчас мы на 28-м месте, тогда как в 2018 году занимали 31-е, а в 2016-м — 40-е. Не говоря уже о 120-й позиции в 2011 году, после чего появился майский указ президента Владимира Путина «О долгосрочной экономической политике», в котором ставилась задача добраться до 20-й строки не позднее 2018 года. Цели мы не достигли, но прогресс налицо.

Однако не будем спешить с победными реляциями. Doing Business — весьма специфическое исследование. Оно сравнимо, к примеру, с фотографией, сделанной камерой с длиннофокусным объективом. Это будет лишь часть целого, некий «кроп», дающий узкую, субъективную, «вырезанную» глазом фотографа из общего пространства картинку. За рамками кадра останется реальность, о которой мы с вами можем никогда не узнать.

Рейтинг ВБ высчитывается по 10 показателям. Россия продвинулась вперед по трем — это ускорение процесса подключения бизнеса к электросетям, упрощение налогового законодательства и усиление защиты миноритариев. Однако ни один из этих критериев не учитывает состояние институциональной среды: количество проверок бизнеса со стороны надзорных органов и правоохранителей, уровень протекционизма, работу судов, коррупцию, фаворитизм при фактическом распределении госзакупок, реальное налоговое бремя. Кроме того, эксперты ВБ проводят свои замеры исключительно в Москве и Санкт-Петербурге, с их огромными ресурсами и концентрацией профессиональных кадров. Условия для предпринимательства априори лучше в обеих столицах, чем в бесчисленных глухих уголках всей необъятной страны.

Объемное изображение отечественной бизнес-среды может обеспечить лишь комплекс исследований, причем существенно более репрезентативных, чем Doing Business. Таких, как ежегодный доклад Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе, учитывающий ситуацию с защитой прав собственности. Здесь Россия традиционно занимает места за пределами первой сотни: бизнес-активность тормозится правовыми рисками и рисками «отжатия» собственности чиновниками и силовиками. По словам колумниста Financial Times Шона Доннана, авторы рейтинга Doing Business сосредоточены на формальной стороне вопроса: их детище играет на руку странам с авторитарными политическими режимами, где парламент штампует законы, которые принимаются, но не исполняются.

Между тем в самой России время от времени появляются работы, по сути, лишающие смысла основные выводы ВБ в отношении ее. Так, Институт комплексных стратегических исследований (ИКСИ) сообщает, что в 57 российских регионах продолжается падение численности малых предприятий. За 2018 год их число сократилось на 6,1%, а число средних предприятий — на 7,3%. А Сбербанк в своем проекте подсчитал, что собственный малый или средний бизнес ведет лишь 2,9% россиян в возрасте старше 18 лет. Это позорно мало в сравнении с европейским, американским, китайским и среднемировым показателями. У низкой склонности граждан начинать собственное дело есть объяснение, выражаемое одним словом — страх. Люди видят все те риски, что их ждут.

Во многом эти риски связаны с усилением и экспансией госкомпаний: крупные федеральные игроки довлеют над региональными, над малыми и средними предприятиями (МСП), у которых нет никаких шансов одолеть сросшегося с властью левиафана в «честной» конкурентной борьбе. Кроме того, многие предприниматели не могут подстроиться под беспрерывно меняющиеся законы и нормы в сфере бизнеса. Не забудем и о растущей налоговой нагрузке, доводящей рентабельность до критического, смертоносного для компаний уровня.

О том, что ключевой проблемой российской экономики в целом и МСП в частности остаются монополизация и административное давление, в докладе Doing Business нет ни слова. Равно как о том, что в России насчитывается около 200 органов контроля и надзора, которые осуществляют более 200 функций и следят за выполнением 2 млн требований.

То, что наша страна продвинулась до 28-го места, — это, безусловно, победа. Жаль, что для тысяч малых предприятий и миллионов частных бизнесменов она пиррова.

Добавить комментарий