Росстат отчитался о бедности граждан: в стране появились новые «лищенцы»

Доклад по «Ревизору»

Росстат опубликовал данные очередного опроса: доля российских семей, чьих доходов хватает только на покупку еды и одежды, в 2019 году выросла. Что из этого следует? Оказывается, все к лучшему. Рост происходит, потому что сокращается доля тех, кто еще ниже на социальной лестнице, — семей, чьих денег хватает вообще только на еду. Похоже, за образец взяли другой доклад — надзирателя над богоугодными заведениями Земляники из гоголевского «Ревизора» — о состоянии дел в вверенной его попечительству больнице: «Все как мухи выздоравливают!»

Росстат отчитался о бедности граждан: в стране появились новые «лищенцы»

Главные цифры из опроса Росстата таковы: в первом квартале 2019 года денег на еду и одежду хватало 49,2% российских семей — это на 0,2 процентного пункта больше соответствующего показателя предыдущего года. Во втором квартале их доля продолжила расти и составила уже 49,4%, что на 0,6 процентного пункта выше, чем годом ранее, и превосходит результат первого квартала. Самая высокая доля респондентов, которые не могут позволить себе товары долговременного пользования, — среди семей, состоящих только из неработающих пенсионеров (58,8%), многодетных семей (56,1%) и неполных семей (53,9%). Больше всего семей, которым денег хватает только на еду и одежду, живет в Ингушетии (78,8%) и Чувашии (70,6%).

Статистики не стали долго горевать над этими данными, быстро найдя чем утешиться: респондентов, сообщивших, что им хватает денег только на еду, в 2019 году становится все меньше. В первом квартале 2019 года 15,2% российских семей сообщили, что их финансовые возможности позволяют приобрести только продукты питания (в первом квартале 2018 года таких было 16,7%). Во втором квартале 2019 года доля таких семей опустилась до 14,1% против 16,1% год назад. Больше всего таких совсем бедных семей — на Алтае (37%) и в Пензенской области (31,6%).

При этом статистики излучают оптимизм: ведь доля тех, кто может позволить себе только еду и одежду, растет за счет тех, кто переходит в эту группу «снизу». Сокращая долю тех, для кого и покупка одежды — большая проблема. Вот так, шаг за шагом…

«Ура!» из горла никак не выдавить. Конечно, хорошо, что семей, живущих на грани физического голода, в России, гордящейся своими богатствами, почему-то никак не доходящими до людей, становится не больше, а меньше. Но считать успехом социальной политики тот факт, что половине, если не больше, российского населения (с учетом того, что многодетность — это почти беспроигрышный билет в нищету) доходов хватает только на еду и одежду, по меньшей мере стыдно. И уж статистикам это известно точно. Потому что Росстат освоил представление о бедности как о многофакторном социальном феномене.

Что такое нехватка денег на все, что нельзя съесть и надеть на себя? Это невозможность воспользоваться элементарными благами цивилизации. А если вспомнить, что к товарам длительного пользования относится и цифровая техника, то это изоляция от того, что определяет наш сегодняшний и тем более завтрашний день. Это означает одно: бедняков высадили из поезда, мчащегося в будущее.

Статистика стыдливо называет это «немонетарным измерением бедности». Есть, например, «индекс многомерной бедности», включающий в себя 14 направлений — от возможности обеспечить себе необходимый уровень услуг здравоохранения до доступа к современному образованию; по сути он представляет собой перечень того, чего лишается человек, оказавшийся бедным многомерно.

Половина населения России — это новые «лишенцы». Вот о чем отчитался Росстат.

Добавить комментарий