В России найдены нищие чиновники

Как регионы борются с бедностью: соцконтракты и пособия по 100 рублей

Бедные люди государству не нужны. В том смысле, что они для властей как болячка на коленке, которую хочется поскорее содрать: и смотрится неэстетично, и зудит, и внимание на себя обращает. Между тем в России борьба с бедностью в последние годы стала чуть ли не национальным фетишем политического значения. В 2018 году вновь избранный президент Владимир Путин распорядился: за

6 лет количество бедных сократить в два раза. Проект по снижению бедности в пилотном режиме пустили по нескольким регионам. Он должен пройти в три этапа и завершиться 20 сентября. К настоящему моменту участники посчитали нищих по головам, составили портрет региональной бедности и решили подготовить проект комплекса мер соцподдержки. Среди них — программа социальных контрактов — «неиждевенческого» метода помощи малоимущим семьям, на который власти возлагают большие надежды.

В России найдены нищие чиновники

В деревнях средства по соцконтрактам часто тратят на покупку скота.

Портрет бедности в региональном интерьере

Официальная статистика в России бедными считает тех граждан, чей доход оказывается ниже прожиточного минимума при делении общего дохода семьи на количество ее членов. Исходя из таких расчетов по итогам 2018 года бедняками признаны 18,9 млн человек, или 12,9% от населения. Эту цифру Путин и поручил сократить вдвое. В регионах уровень бедности отличается от «средней температуры по больнице». Например, в Татарстане и Нижегородской области за чертой бедности живут 7,2% и 9,95% населения соответственно. А вот в Псковской области (самой бедной в России) проживает 17,5% малоимущих. На подсчет количества бедных (первый этап проекта) у регионов ушло почти 4 месяца. Правда, не совсем понятно, зачем местным властям нужно было тратить столько административных ресурсов на уже проделанную Росстатом работу: анализ числа бедных по регионам имеется у статистического ведомства.

Судя по докладу участников пилотного проекта, направленному в Минтруд (есть в распоряжении «МК»), портрет бедности в различных регионах имеет общие черты. Самая распространенная категория нищих везде — семьи с детьми. Большинство из живущих за чертой бедности — трудоспособного возраста, и более чем у половины из них — среднее специальное образование.

Такую картину бедности, когда концы с концами сводят имеющие работу люди, вице-премьер Ольга Голодец назвала «уникальной». Главное ее отличие от других развитых стран: в них к малоимущим относятся в основном безработные, больные, инвалиды с ограниченной трудоспособностью. А у нас не так: нищенствуют в России даже те, кто работает на государство. «Большая часть работающих граждан трудятся в государственном секторе экономики, в том числе в сфере государственного и муниципального управления, соцзащиты населения, образования, здравоохранения, культуры», — говорится в докладе Ивановской области. То же самое характерно и для других регионов.

Помимо составления реестра бедных, регионы должны были отчитаться о мерах соцподдержки — уже действующих и планируемых к реализации. В каждом субъекте РФ свои способы борьбы с бедностью. В основном это различные адресные пособия. Любая безвозмездная помощь от государства не лишняя, однако суммы поддержки зачастую издевательски скромные. Например, в Нижегородской области на питание беременным женщинам выделяется 600 рублей, пособие на ребенка — 100 рублей в месяц, для одинокой матери — 200 рублей, пособие на ребенка-инвалида — 1000 рублей. Во многих регионах малоимущим семьям полагается пятидесятипроцентная компенсация за услуги ЖКХ, а детям — бесплатный проезд. В Татарстане бедным решили помочь с лекарствами. Со следующего года в республике будет введен электронный сертификат на медикаменты в размере 10 тыс. рублей в год для детей до трех лет из малоимущих семей. Такие выплаты называют «крашеными» деньгами: кроме как на лекарства их потратить нельзя. Еще одно местное нововведение для бедных семей с детьми — бесплатный детский сад. В Томской области малоимущим семьям готовы предоставлять ипотеку под 1–2% годовых.

Соцконтракт в помощь

Выплаты, пособия, прибавки — все эти меры соцподдержки малоимущих привычны и понятны: доказываешь, что бедный и получаешь свою копеечку. Относительно недавно бедным решили помогать по-другому: давать не рыбу, но удочку. Речь идет о программе социального контракта — договора между органами соцзащиты региона и семьей, признанной малоимущей. По нему местные власти предоставляют заявителям материальную помощь (в некоторых случаях натуральную) на открытие собственного дела, покупку необходимого имущества для личного подсобного хозяйства, ремонт жилья или хозяйственных построек, на обучение или просто взамен на обещание найти работу. Для каждой семьи составляется индивидуальная программа адаптации, выданные суммы тоже разнятся в зависимости от региона и выбранного направления. Обычно больше всего дают на открытие бизнеса, хотя сумма все же ограничивается несколькими десятками тысяч. Минимум дадут столько, сколько не хватает до прожиточного минимума. Контракт заключается на срок от 3 до 12 месяцев. Затем его можно продлить. Кроме денежных выплат в рамках соцконтракта можно получить от государства продукты питания, одежду, топливо, а также социальные услуги.

Любопытно, что программа соцконтракта реализуется в пилотных регионах с 2013 года, однако до прошлой весны мало кто о ней слышал. Судя по рассказам действующих соцконтрактников о такой мере поддержки они узнали случайно: кто-то вычитал в Интернете, кому-то повезло с сердобольным специалистом соцзащиты, кому-то посоветовали знакомые. Соцконтракты на всю страну «распиарил» президент Владимир Путин в последнем послании к Федеральному собранию. По его словам, этот механизм достаточно успешно действует во всем мире. Посыл президента региональные власти взяли на вооружение: теперь соцконтракты малоимущим предлагают активнее, а число заявителей растет.

В России найдены нищие чиновники
Я бы в пекари пошел… Многие малоимущие предпочитают переобучение по этой специальности. Фото: schlg7.dszn.ru

Чтобы получить помощь по соцконтракту, нужно обратиться в управление соцзащиты и доказать, что семья малоимущая. Понадобится обширный пакет документов: паспорта всех членов семьи, свидетельства о рождении, справка о составе семьи, справка о доходах всех членов семьи, о наличии или отсутствии недвижимого имущества и транспортных средств, справка о предоставлении членам семьи любого вида соцпомощи за последние 3 года и заявление. Затем специалисты соцзащиты вместе с семьей разрабатывают индивидуальную программу социальной адаптации. Если семья решает, что будет открывать собственный бизнес, то нужно предоставить бизнес-план, а затем защитить его перед комиссией из соцзащиты. Конечно, деньги выделяют не всем подряд. Пьяницы и асоциальные элементы доступа к средствам не получают — это тот редкий случай, когда бюрократия оказывается полезной: те, кто намерен деньги пропить, просто не соберут весь пакет документов и едва ли составят бизнес-план. Обычно деньги переводятся в несколько траншей. Сначала семья получает большую часть суммы, а затем каждый месяц — поддерживающую выплату. В оговоренный период семья должна отчитаться о том, что использовала эти деньги по назначению, а не проела.

Сейчас технологию соцконтракта регионы реализуют за счет собственных средств, однако с 2020 года Путин распорядился помочь им из федерального бюджета. С учетом федеральной поддержки эта сумма может существенно вырасти. Президент надеется, что в ближайшие пять лет поддержку с помощью соцконтракта получат более 9 млн человек. Пока до подобных масштабов далеко. Минтруд РФ отчитался, что в 2018 году было заключено 115 тыс. социальных контрактов, в них были вовлечены порядка 320 тыс. граждан. В федеральном ведомстве добавили, что в 2020 году на соцконтракты правительство выделит 7 млрд рублей.

По данным Минтруда, средний размер единовременной выплаты по соцконтракту составляет около 40 тыс. рублей. Но на эту цифру не стоит ориентироваться — все сугубо индивидуально. Например, семья Акимовых из Тверской области получила единовременную выплату в 125 тыс. рублей на покупку скота. А многодетная мама из Иркутской области Наталья получает 4 тыс. рублей в месяц по соцконтракту — именно столько ее семье не хватает до прожиточного минимума. Подкопив несколько выплат, Наталья купила швейную машинку, ткань и необходимые для шитья принадлежности. Женщина пошила первые изделия и выставила на продажу, а затем предоставила отчет в соцзащиту. Сейчас дело пошло — домохозяйка шьет на заказ, что не мешает ей ухаживать за детьми.

Свой фитнес-клуб в родной станице открыли с помощью соцконтракта две молодые семьи из Ростовской области. Местные власти выделили по 60 рублей на семью, а также предоставили по льготной арендной ставке помещение для спортзала. Этот зал с оборудованием и тренажерами сейчас набит битком: туда ходят и взрослые, и дети. Жительница Ленинградской области Татьяна на 50 тысяч по соцконтракту открыла свое ателье. За потраченные деньги пришлось отчитаться: через два месяца после первого транша она предоставила чеки на оборудование, ткани, аренду офиса в бизнес-инкубаторе, показала свидетельство о создании ИП. Житель села в Приморском крае Евгений на средства, полученные по соцконтракту, построил погреб для складирования продуктов и купил мотоблок для личного подсобного хозяйства. Теперь прокормить семью стало легче, даже родственникам помогают урожаем с грядки. Таких как он много: около 60% соцконтрактов заключается с жителями сельской местности.

Правда, даже в Минтруде признают, что соцконтракт не помогает навсегда выбраться из бедности. В отчете ведомства говорится, что в прошлом году трудную жизненную ситуацию преодолела лишь треть заключивших соцконтракт, хотя власти планировали выход из бедности для 47% малоимущих. Получается, что государство готово выделить миллиарды на меру, долгосрочный эффект от которой не гарантирован.

Суждено ли победить бедность?

Эксперты планы государства на двукратное сокращение бедности считают утопией. По оценкам исследователей Высшей школы экономики, официальное число нищих в лучшем случае до 2024 года удастся уменьшить лишь до 10%, но никак не до 6,5%. Чтобы этот процент увеличить, целесообразно, по мнению исследователей, разрешить семьям получать ежемесячные выплаты из средств материнского капитала: по расчетам, этим бы воспользовался 1 млн семей.

Другие ученые, из РАНХиГС, в докладе «Социальная политика в долгосрочной перспективе: многомерная бедность и эффективная адресность» отмечают: адресные программы социальной поддержки существуют в России достаточно давно, но далеко не все из них эффективны. Исследователи выявили три главных ошибки госпомощи. Во-первых, в последние годы регионы стали активнее использовать механизм адресности при предоставлении социальной поддержки, чтобы сэкономить бюджетные средства. Во-вторых, расходы на социальную поддержку малоимущих в среднем по России в 2017 году составили лишь 4% от общих расходов консолидированного бюджета субъекта РФ. В-третьих, многие нуждающиеся оказались не охвачены программами соцподдержки: в целом по стране около 22% бедных домохозяйств не получали никаких социальных выплат в принципе.

Профессор Финансового университета при правительстве РФ Александр Сафонов уверен, что в борьбе с бедностью власти пренебрегают системным подходом — нужно не только платить пособия, но и менять экономику, а также сферы образования и здравоохранения. «Бедных больше всего там, где есть проблема с рабочими местами. Чтобы ее не было, нужно заниматься экономикой. Любое пособие, которое придумают власти, быстро обесценится инфляцией. Нужно создавать рабочие места. Много бедных в сельской местности — это особенность не только России. Однако в других странах, например, во Франции, это понимают: там фермерам предоставляются субсидии, льготные кредиты. Что обеспечивает не только рабочие места, но и продовольственную безопасность страны», — отмечает наш собеседник.

По его мнению, российские власти мало внимания уделяют такому инструменту соцполитики, как минимальный размер оплаты труда. «МРОТ создан не для галочки. Это важнейший индикатор оплачиваемости рабочего места, а его цена должна быть высокой. МРОТ нужно увеличивать как минимум до 1,5 прожиточного минимума, а сам прожиточный минимум нужно рассчитывать по уровню потребления. Если семья тратит более 50% дохода на еду — ее нужно относить к бедной и начинать оказывать соцподдержку», — утверждает эксперт. Пока же, констатирует Сафонов, экономическая обстановка не способствует реальному преодолению бедности. «Нефтяная конъюнктура позволяет России лишь копить, а не тратить», — добавляет он.

Впрочем, сомнений в том, что власти приблизятся к победе над бедностью, нет. Правда, скорее всего, только на бумаге. Если что, придумают новые «правильные» методы расчета бедных. Например, если человека ни разу не увозили в больницу с истощением, то и нищим его не признают. А сейчас — откупаются пособиями, по крайней мере, до тех пор, пока деньги в бюджете не понадобились на более важные с точки зрения государства нужды.

Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума:

29%  — 2000 

20,3%  — 2003

15,2%  — 2006

13%  — 2009

10,7%  — 2012

13,3%  — 2015

12,6%  — 2018

14,3% —   I полугодие 2019

Источник: Росстат

Добавить комментарий