В Севастополе женщина может лишиться квартиры из-за поездки в Донецк

СевастопольВ Севастополе женщина может лишиться квартиры из-за поездки в Донецк

Надолго оставляя квартиру без присмотра, можно стать жертвой мошенников и потерять жилье. Как такое возможно, рассказала немолодая жительница Севастополя Лариса Ивановна В.

Лариса Ивановна была гражданской служащей в одной из севастопольских частей Минобороны. Однокомнатную квартиру в Гагаринском районе получила еще в советском 1990 году, приватизировала ее в 2007.

В 2014-м 70-летняя женщина уехала в Донецк — присматривать за своей 98-летней матерью. Ключи от квартиры забрала с собой, попросив племянницу Жанну (детей у Ларисы Ивановны нет) платить по счетам и присматривать за квартирой снаружи, что та исправно и делала.

До 2018 года все было спокойно внутри и снаружи. Внимание мошенников привлекла дверь, вскрытая управляющей компанией для замены стояка отопления в подъезде, предполагает Лариса Ивановна. Уходя, коммунальщики заблокировали дверь на большие дюбели, а расспросы соседей, которые уже четыре года не видели соседки, могли обнадежить негодяев.

«Думали, наверное, что человека нет уже, и решили квартиру прибрать», — говорит Лариса Ивановна.

Ее племянница поставила новый замок, но через три месяца на его месте оказался другой. Все вещи в доме были на месте — кроме документов, в том числе — на квартиру. Жанна обратилась по этому поводу к участковому.

«Да, я слышал, что у квартиры другой собственник», — сказал он, но заявление не принял.

То, что в российском правовом поле квартира оформлена на другого человека, подтвердил и Севреестр.

Жанна сообщила о случившемся Ларисе Ивановне, снова поменяла замок и обратилась уже в Гагаринский райотдел.

«Там заявление приняли, но сказали: „Раз у вас документов на квартиру нет, то, может, это и вещи не ваши». А тут в шкафу фотографии меня с детьми, когда они еще маленькие были», — говорит Жанна.

Лариса Ивановна не могла оставить мать и больную старшую сестру и вернулась в Севастополь только в 2019 году, когда тех не стало.

Немолодая, но бодрая женщина сдавать свою квартиру захватчикам не собиралась и вступила с ними в юридический бой. Он оказался непростым и долгим.

Выяснилось: в БТИ, собирающем документы по каждой квартире в отдельные папки, вместо документов о приватизации на имя Ларисы Ивановны лежит другое свидетельство о первичной приватизации.

Оно датировано еще 2002 годом и оформлено на имя некоего гражданина Украины (и тоже жителя Донецкой области) Т-ина. Он, к слову, в Севастополе никогда не был прописан или зарегистрирован, и, следовательно, никакого права на первичную приватизацию не имел. Нет о Т-ине и записей в домовой книге.

«Может, 2002 год выбран, чтобы срок давности в 15 лет вышел. Если найдут виноватых — то они уже и не виноватые вроде», — предполагает Жанна.

Через полгода после оформления на Т-ина квартиры она продается за 2,5 миллиона другому гражданину Украины. К слову, в этот день гражданин Т-ин «избавился» также и от недостроенного в Севастополе особняка за 15 миллионов.

Еще через два месяца всего за 1,7 миллиона однушка переходит к гражданке России Б-ко. Перед этим в два подхода — в феврале и марте 2019 года — были вывезены все вещи Ларисы Ивановны. Вывозившие назвались соседям родственниками Ларисы Ивановны.

«Вторая ходка была как раз в день продажи квартиры Б-ко, — говорит Жанна. — Соседи рассказывали, что она была при этом и вообще вместе с „промежуточным» хозяином бывала там в феврале».

По словам Ларисы Ивановны, дама живет в Феодосии, но известие полиции, что у квартиры есть и другой собственник, не заставило ее тут же приехать для выяснения ситуации.

Чтобы ее жилье еще раз не перепродали, Лариса Ивановна не без труда добилась ареста квартиры до решения суда. Вот только каким-то образом в этом многомесячном аресте возникло полуторамесячное «окошко», за время которого Б-ко сумела выписать Ларису Ивановну из дома, в котором та прожила тридцать лет.

Уже полтора года Лариса Ивановна живет то у одних, то у других знакомых. Без прописки она потеряла право на бесплатный проезд и ежемесячные ветеранские 600 рублей за 52 года трудового стажа.Цветет липа

В борьбе за свой дом Ларисе Ивановне помогла информация из департамента капитального строительства — там хранится архив Фонда коммунального имущества Севастопольского городского Совета.

В ответе на запрос полиции ведомство сообщает: в архиве есть данные только о приватизации квартиры на имя Ларисы Ивановны, но выписка из БТИ, сделанная в апреле 2019 года, говорит о том, что квартиру приватизировал Т-ин.

Капстрой обращает внимание на «странность»: БТИ сообщает, что номер записи о приватизации на Т-на — 830/35, но в архивах, переданных капстрою, под этим номером идет совсем другая запись — о приватизации какой-то квартиры на проспекте Генерала Острякова.

Каким генератором случайных чисел был выбран номер — загадка. Экс-начальника архивного отдела БТИ Аллу Н., в 2018 году заверившую своей подписью информацию для Севреестра, к делу почему-то не привлекают, удивляется Лариса Ивановна.

Липовой оказалась и подпись о приватизации на имя Т-ина. Жанна и Лариса Ивановна нашли гражданина Г-ого, возглавлявшего в тот период приватизацию жилищного сектора. Он свою подпись на распоряжении не признал и дал соответствующие показания. То, что это действительно не его автограф, подтвердила и экспертиза.

Тем не менее уголовное же дело по подлогу правоустанавливающих документов замяли, говорит Лариса Ивановна.

«Сначала спустили его на уровень ниже, а там говорят: „Для его продолжения нет оснований — здесь уже всех опросили, а с Украины людей не достать». Но при этом дело и не закрывают», — недоумевает она.

Сейчас гражданский процесс идет между Ларисой Ивановной и Б-ко.

«Мне бы хоть гражданское дело выиграть и вернуться в квартиру», — говорит бездомная женщина, сто раз пожалевшая о том, что просила присматривать за своим домом только снаружи.

Как рассказала представитель Севастополя в Общественной палате России Наталья Кирюхина, нотариусам города изредка при попытке заключить договор приходится сталкиваться с датированными 2000-ми годами свидетельствами о праве собственности на недвижимость, которые потом становятся предметом разбирательства правоохранительных органов.

И все же такой случай жесткого «отжима» квартиры у пожилого человека для сегодняшнего Севастополя нетипичен, считает президент севастопольского отделения Российской гильдии риелторов Григорий Апресов.

«На слуху таких случаев в Севастополе с 90-х годов нет, кажется. Вообще, такое есть, особенно в тех городах, где недвижимость дорогая. Разные схемы отбора: и подделка документов, и выкуп малой доли и выживание остальных собственников, но у нас такого нет. Не хотелось бы, чтобы появилось», — отметил он.

Добавить комментарий

Adblock
detector