Война в Донбассе может затянуться на 20 лет

Издание Украина.ру собрало по донбасскому вопросу мнения различных экспертов, общая тональность выступления которых сводится к мысли, что Минские соглашения дают пространство для широких трактовок, из-за чего сложно договориться.

Война в Донбассе может затянуться на 20 лет

Так полпред ДНР в Трехсторонней контактной группы (ТКГ) Наталья Никонорова вынуждена констатировать, что никакого прогресса по согласованию положений закона об особом статусе Донбасса на данный момент нет. А представитель Киева вице-премьер Алекей Резников по обыкновению поспешил свалить всю вину за провал переговоров на Россию.

Комментируя ситуацию в ТКГ, украинский политолог Кость Бондаренко призвал оценивать не слова и намерения, а реальные действия.

«Вот когда мы действительно увидим, что есть желание не только декларировать, а реально разводить войска, прекращать обстрелы территорий друг друга и так далее, тогда можно будет говорить о том, что переговоры успешны. А пока что слова остаются словами, к сожалению», — заявил эксперт.

Эксперт Украинского института политики Руслан Бизяев склонен поддержать своего коллегу, по его мнению Украина в принципе не намерена предоставлять народным республикам какой бы то ни было вариант особого статуса и просто затягивает время.

По мнению всё того же Бондаренко подобное поведение украинских властей надоело не только Республикам и России, но и стало раздражать Францию и Германию.

«Дело в том, что реально в декабре стороны договорились в Париже о том, что примут некоторые действия, которые послужат деэскалации конфликта, то есть обменяются пленными по формуле «всех на всех», разведут войска на линии соприкосновения еще в двух или трех точках, будет принят целый ряд законодательных актов и прочее. Но прошло время, и ничего не сделано. Понятно, что партнеры Украины по «нормандской четверке» справедливо настаивают на том, чтобы Украина кое-что предприняла», — пояснил политолог.

Практически все эксперты сходятся во мнении, что главная проблема в слишком широких и размытых формулировках минских соглашений. Каждая из сторон имеет возможность трактовать их как угодно в свою сторону и для начала надо было бы решить вопрос унификации понятий.

«Особый статус» и «автономия» — это настолько широкие понятия, что они могут включать в себя всё, что угодно. Начиная от чисто формальной автономии, которая была у Крыма в составе Украины (он назывался «автономной республикой», но по сути ничем не отличался от любой другой области), и кончая Фарерскими островами, которые фактически являются отдельным государством, но формально входят в состав Дании, — считает главный редактор «Таймер» (Одесса) Юрий Ткачёв, — По идее, следующим шагом должно было быть уточнение всех этих вопросов. Что это будет за особый статус? Будет ли эта территория частью таможенной территории Украины? Какая валюта будет ходить? Распространится ли на эту территорию юрисдикция украинских судов?В такой ситуации теоретически можно было бы представить такое соглашение, на базе которого можно было бы договориться. Но на практике, конечно же, такое соглашение никто не пытался разработать, и в повестке дня ничего подобного не стоит»

Образовавшийся переговорный тупик ведёт к замораживанию ситуации на уровне условной неопределённости, в дальнейшем, по мнению Руслан Бизяева, это может перейти в создание на Донбассе некоего «Приднесторовья 2.0» или даже аналога Кипра, разделённого на турецкую и Греческую части.

Добавить комментарий

Adblock
detector